Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Человек и природа восточно-европейской лесостепи в 10 начале 19 в. - Кириков С.В.

Кириков С.В. Человек и природа восточно-европейской лесостепи в 10 начале 19 в. — Наука , 1979. — 187 c.
Скачать (прямая ссылка): chelovekiprirodavostochnoevropeyskoy1979.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 < 5 > 6 7 8 9 10 11 .. 90 >> Следующая


2 Разъяснения древнерусских и редко употребляемых теперь слов приведены в списке в конце книги.

12 Однако согласиться с В. И. Довженком и А. М. Семеновой-Тян-Шанской нельзя. Само название раздела <0 разнамении борти» указывает, что главной целью была правові» защита знаков (знамен) собственности на бортных деревьях, а также межевых знаков, которыми служили «меженные дубы». Они стояли на границах земельных владений, состоявших не только из леса и пашни, занявшей место сведенного леса. Меженные дубы стояли и там, где лес перемежался со степью, а пашни могло и не быть. Поэтому нет оснований считать, что меженные дубы были остатками вырубленного леса.

В дубравной лесостепи дуб был наиболее долговечным деревом, и поэтому он чаще всего использовался в качестве межевого знака не только в XI в., но и позднее. Дубы служили межевыми знаками и в таких лесостепных земельных владениях, где пахотных полей не было совсем. Об этом свидетельствуют многие более поздние историко-юридические акты. Например, при отмежевании в 1635 г. земельного владения, находившегося в Bepxo-ценекой волости, границы были описаны следующим образом: «первая грань — стоит дуб с пазом, на нем грань, а от того дуба к степи другой дуб, на нем две грани по обе стороны; от того дуба к степи третий дуб, на нем две грани ж, от того дуба под Сусловым липягом стоит дуб суколен» [Сообщение И. И. Дубасова, 1887, с. 6]. О пахотных полях здесь не упоминалось совсем, а только о дубах и степи. Часть степей лесостепного Поднепровья несомненно была в рассматриваемый период распахана, но степной целины было больше, чем пашни. Плотность земледельческого населения была невысока, поскольку много людей погибало при набегах печенегов и половцев или попадало к ним в плен, а затем в рабство; немало людей гибло и при междоусобных княжеских войнах.

В той части лесостепи, которая была во владении кочевников, земледелия, как уже указывалось, или не было совсем, или оно находилось в зачаточном состоянии. Поскольку же главным занятием кочевников, кроме набегов на соседние земли, было скотоводство, то воздействие их на угодья проявлялось главным образом через выпас скота, причем он был, очевидно, умеренным и не мог превратить степные пастбища в скотосбой.

Степные палы, вероятно, бывали и в этой части лесостепи, но сведений об этом ни в летописях, ни в других письменных источниках X—XII вв. не найдено. В этих источниках встречаются немногие, но очень интересные сведения о распространении степей в поднепровской лесостепи и в том, какое место в их травяном покрове занимал ковыль.

В опубликованных И. И. Срезневским [1893, 1895, 1909] «Материалах для словаря древнерусского языка», где использованы тексты X—XIV, отчасти XV и XVI вв., слово «степь» отсутствует; его заменяет слово «поле». В таком смысле оно неоднократно употреблено в «Слове о полку Игореве»: «...трещать копіа хара-

13 лужныя в поле незнаеме среди земли полОвецкыи...», «...Игорь мьіслію поля мерит от Великого Дону до Малого Донца...» [1959, с. 11 и 13].

В летописном известии о последствиях одного из половецких набегов сказано: «...прейдем поля, идеже пасома беша стада конь, овця и волове, все тоще ныне видим, нивы поростъше зверем жилища быша...» [Летопись по Лаврентьевскому списку, 1872, стр. 216]. Было высказано мнение, что в данном случае под «полем» нужно понимать не степь, а перелог [Довженок, 1961]. Такое толкование неправильно. В письменных источниках X—XIII вв. всюду, где упоминается «поле» в степной и лесостепной зонах, оно означает степь3.

В источниках X—XIV вв. упоминается и ковыль, как одно из самых типичных степных растений. Наиболее ясно о поле, как ковыльной степи, сказано в написанном в XIV в. «Слове о великом князе Дмитрие Ивановиче и брате его князе Владимире Андреевиче, яко победили супостата своего царя Мамая» [1967]. О врагах, погибших в этой битве, указано, что они «гораздо упилися у быстрого Дона на поле Куликове, на траве ковыле» [с. 376].

В письменных источниках XI—XIII вв. есть сведения о том, где в Поднепровье проходила северная граница лесостепи. Так, из публикации «Письма архиепископа Бруно к германскому императору Генриху II» [1936], как уже упоминалось, известно, что «поле» начиналось в двухдневном переходе от Киева. Известно также, что между реками Стугна и Рось простиралось обширное Перепетово поле, площадью около 5 тыс. км2 [Рыбаков, 1971].

Воздействию человека подвергались в лесостепи и леса. Оседлое население большую часть жилых зданий и других строений в селах и городах, а также крепостные стены сооружало из дерева. Камень и кирпич использовались лишь для строительства церквей и палат князей и бояр, да и то главным образом только в больших городах. Как и селения, так и города нередко уничтожались пожарами и затем отстраивались вновь. Чаще всего это происходило в полосе, граничившей с владениями кочевников, во время их вторжений в русские княжества. Немало леса расходовалось и для отопления. Кроме того, лес использовался на железных руднях, в гончарном деле и винокурении. Однако рудни и винокурни были небольшими, а поташных буд и стекольных гут еще не было и на эти нужды лесу шло значительно меньше, чем на строительство и отопление.
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 < 5 > 6 7 8 9 10 11 .. 90 >> Следующая