Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Человек и природа восточно-европейской лесостепи в 10 начале 19 в. - Кириков С.В.

Кириков С.В. Человек и природа восточно-европейской лесостепи в 10 начале 19 в. — Наука , 1979. — 187 c.
Скачать (прямая ссылка): chelovekiprirodavostochnoevropeyskoy1979.djvu
Предыдущая << 1 .. 75 76 77 78 79 80 < 81 > 82 83 84 85 86 87 .. 90 >> Следующая


«Дикое поле» могло означать и степи, и суходольные луга. В тех случаях, когда говорилось о «диком поле ковыла» или просто о ковыле, то речь шла несомненно о степи, где ковыль занимал среди травянистой растительности наиболее важное место. Такие степи были известны и по северной окраине лесостепи. Напомним о «траве ковыле» на поле Куликовом, упоминавшейся в Задонщине (конец XIV в.). «Дикого поля ковыла сенные покосы», находившиеся в Шацком уезде, упоминались в грамоте Ивана Грозного, посланной в 1583 г. мордовскому прикащику Дурову [Опись делам Шацкого архива..., 1887]. Эти покосы находились на левобережье Цны ниже с. Томниково. Обширное «дикое поле ковыла» простиралось в XVII в. от Инсара до Шишкеева [Хохряков, 1899].

Особенно интересны сведения о том, какими были в XVII в. степи на территории современной Горьковской области. Сведения эти обнаружены в переписке стряпчего Ф. М. Челищева с его старостой и относятся ко второй половине XVII в. \ У Челищева были владения в Нижегородском (с. Колычево и д. Пол) и Алатырском уездах (д. Милованово). Староста, оправдываясь перед помещиком, почему не была поднята целина, писал: «а хрестяня дятковские мне холопу твоему отказали: селитца не хотят, ковылы не пахали..., а ковыла, гсдарь, крепка урасла; лошади худы, ковылы не возмут». Другая партия крестьян приехала позже. Об их работе староста сообщил: «а они ярь посеяли, гсдарь, а ковылу в те поры взяла засуха. Лошади, гсдарь, худы, ковылы драть не силет» [Котков, Панкратова, 1964, с. 228—230].

Следовательно, сведения в источниках XII—XVII вв. указывают, что в степях северной полосы центрально-черноземной и поволжской лесостепи ковыль был наиболее типичным растением.

В лесостепи как северной, так и южной, среди травянистых степей встречалось множество крупных и мелких куртин степных кустарников — чилиги (Caragana frutex), бобовника (Amygdalus nana), степной вишни (Cerasus fruticosa), спирея (Spiraea crenata Sp. hypericifolia), терна (Prunus spinosa). Заросли степ-

1 Эти сведения мы уже имели случай использовать [Кириков, 1972], но ввиду их большого интереса, вновь к ним обращаемся.

167' ных кустарников были столь же характерны для восточноевропейской лесостепи как травянистые степи. Эти заросли были широко распространены как в ее северной, так и в южной полосе. Они встречались не только среди травянистых степей, но « по опушкам сухих дубрав и сосново-широколиственных лесов, проникая в те места, где лес был осветлен и разрежен,, и под лесной полог.

Однако после вырубания лесов нормальной полноты, вырубки заростали не степными кустарниками и не степными травянистыми растениями, а густой порослью древесных пород, чаще всего липой и осиной. Лишь там, где на вырубках допускался чрезмерный выпас скота, возобновление леса затруднялось, и вырубки могли превратиться в скотосбой остепненного типа. Но это уже свойственно преимущественно XIX—XX вв., да и то не везде.

В. Д. Авдеев [1945], наблюдавший такое явление в закамской лесостепи, пришел к выводу, что «современные степные участки, разбросанные по склонам оврагов и опушкам лесов, образовались на местах, несомненно побывавших под лесом» [с. 86—87]. Однако эти наблюдения не доказывают, что в исконной лесостепи степные кустарники были только в таких местах. Их заросли были так же обычны в исконной лесостепи, как и травянистые степи.

Нельзя согласиться и с мнением М. В. Маркова [1948], что в условиях Татарии заросли степных кустарников возникли на месте лесов, уничтоженных людьми. Как и в других частях восточноевропейской лесостепи, в Татарии заросли степных кустарников существовали искони среди травянистых степей. Больше того, в южном лесостепном Заволжье наблюдалось нередко появление среди зарослей степных кустарников отдельных деревец дуба, березы, осины и сосны (реже), а иногда и небольших куртин этих деревьев [Карамзин, 1913]. Сходное явление наблюдалось и на юго-восточной окраине дубравной лесостепи, в пред-юрном лесостепном массиве Шайтан-тау и на лесостепном левобережье Сакмары (от устья р. Урман-Зилаир до г. Кувандык). Здесь, среди зарослей степных кустарников, по мере того как увеличивается их густота и высота, задерживается все больше снега. Влажность почвы начинает увеличиваться: среди чилиги, бобовника и других степных кустарников появляются жимолость и шиповник, а затем деревца дуба и осины [Кириков, 1955].

Большим изменениям подверглись не только степи, но и леса. Их вырубали как для получения строительного материала и дров, так и на нужды промышленности. Особенно много лесов было истреблено для производства вина и поташа. Хотя многие леса после их вырубания восстанавливались, но состояние их изменялось. К концу XVIII в. в украинской и центрально-черноземной лесостепи крупного спелого леса оставалось мало; леса были большей частью дровяными, т. е. в них преобладали де-

168' ревья не старше 40—50 лет, еще не пригодные Для строительства. После возобновления леса состав древесных пород изменялся. Если, например, в центрально-черноземной, поволжской и предуральской лесостепи вырубались широколиственные леса, то в возобновившихся лесах липы, осины и березы становилось больше, чем их было до вырубания.
Предыдущая << 1 .. 75 76 77 78 79 80 < 81 > 82 83 84 85 86 87 .. 90 >> Следующая