Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Собрание сочинений Аверинцев Сергей - Аверинцева Н.П.

Аверинцева Н.П. Собрание сочинений Аверинцев Сергей — Дух и литера, 2004. — 492 c.
Скачать (прямая ссылка): sergeyavrincevsobraniesocheneniy2004.djvu
Предыдущая << 1 .. 142 143 144 145 146 147 < 148 > 149 150 151 152 153 154 .. 157 >> Следующая

{lo^upoc), известное каждому по тексту т. н. Трисвятого ("Снятый
Боже..".), и "Вышний"; слова двусложные, как в оригинале, и хотя бы по
способу своего образования не такие рассудочные. Я надеюсь не быть
заподозренным никем, кто меня знает, в сочувствии программе
"деэллинизации" христианства, не раз провозглашавшейся протестантской
мыслью. Ранняя встреча христианства с навыками эллинистической культуры
была поистине провиденциальной, хочется вспомнить слова: "Что Бог
сочетал, человек да не разлучает". Но Ветхий Завет должен быть
прочувствован в его собственной, еще не переработанной на эллинизирующий
манер первозданности8, - иначе все тот же Маркион войдет с заднего хода.
6 По решительному вердикту известного лексикона, "по explanation is
satisfactory" (L. Koehler, Lexicon in Veteris Testamenti libros, Leiden,
1985, p. 950).
7 Как известно, "Шаддай" иногда связывают с известной из аккадских
текстов лексемой "шаду"-"гора". Говорили же слуги царя сирийского об
израильтянах, пытаясь по-язычески понять существо их Бога: "Бог их есть
Бог гор, поэтому они одолели нас; если же мы сразимся с ними на равнине,
то верно одолеем их" (3 Цар 20:23). Если этимология верна, горы служат
здесь символом остро переживаемой силы Крепкого. (Любитель русской поэзии
едва ли устоит перед искушением вспомнить строку Цветаевой: "...Бету сил,
Боту гор..".).
8 Само собой ясно, что это предполагает для переводчика определенную
степень дистанции по отношению к лексике и стилистике Септуагинты. Я
хорошо помню весьма важные высказывания авторитетнейших духовных
писателей Православия, которые высказывали по видимости совсем иное
суждение. Однако здесь речь идет не о смысловых разночтениях, упоминаемых
ниже, но именно о стилистике; поэтому я думаю, что мое расхождение с ними
скорее мнимое. Для всякого очевидно также совершенно особое значение
Ветхий Завет как пророчество о Новом
469
Итак, сберегаемый в текстах динамический импульс начального опыта, живой
"вопль" об этом опыте, который мы обязаны расслышать, если имеем уши...
Однако неоспоримо, что традиционный христианский взгляд на Ветхий Завет
со времен Отцов Церкви, более того, с самого начала христианской
проповеди привык искать чего-то иного: суммы вполне конкретных
"свидетельств" о Христе и о новозаветном учении.
По известной формуле Блаж. Августина, в Ветхом Завете сокрыт Новый, а в
Новом - раскршается Ветхий9.
Позволим себе важное по ходу дела отступление. Важно преодолеть один
предрассудок; он был подготовлен веками христианско-иудейской полемики (в
которой христианам хотелось представить оппонентов идиотически-
бездуховными буквалистами, а иудаистам - безответственными фантазерами),
но созрел уже в т. н. критицизме новоевропейской эпохи (до Бультмана
включительно), когда образованные умы, какой бы ни была их
профессиональная квалификация, знали и, главное, чувствовали греческие
тексты несравнимо лучше, чем еврейские. Притом вплоть до послевоенного
времени тексты Кумрана не были известны10; напротив, о мидрашах и
таргумах Знали, однако интерес к ним по разным причинам не был
достаточным11. Так возникало действующее до сих пор искушение
Септуагинты для всей христианской духовной и религиозно-культурной
традиции, а для Православия в особенности. Именно поэтому я осторожно
говорю об "определенной степени дистанции", никак не о разрыве. Я
надеюсь, что моя собственная переводческая практика свидетельствует о
том, насколько неприемлемо для меня игнорирование важных для молитвенного
навыка ориентиров Септуагинты (и, конечно, славянской версии).
9 "...Quanquametin VetereNovumlateat,etinNovo Vetuspateat" (S. Augustini
Quaestiones in Heptateuchum, in: J.P. Migne, Patrologiae cursus complete,
ser. Latina XXXIV, col. 623).
10 Бультман успел, разумеется, как-то прореагировать на их открытие; но
очень важно, что его концепции складывались в пору, когда ученый мир еще
не мог о них знать.
11 Что касается специально таргумов, важной помехой для адекватного
введения их в научный оборот при изучении становления концептуального
470 Ветхий Завет как пророчество о Новом
всё в христианском переосмыслении Ветхого Завета отнести всецело за счет
воздействия чуждых древнееврейским традициям мыслительных моделей
античной философии. Этот огульный подход ошибочен. Христианская
"типология", начинающаяся уже с новозаветных текстов (и с ipsissima verba
Самого Учителя!), не имеет никакой изначальной и необходимой связи с
эллинистическими влияниями; она была укоренена в еврейской традиции
мидраша, а через него - в еще более древних традициях той самой культуры,
которая была пространством, в котором сложился и Ветхий Завет12.
Но дальше дело осложняется. Довольно понятно, что раннехристианское и
затем средневековое сознание, чуждое поздней идее историзма, подошло к
делу, с нашей точки зрения, чересчур наивно и несколько механически,
коллекционируя упомянутые
языка начального христианства была ложная постановка вопроса о столь
Предыдущая << 1 .. 142 143 144 145 146 147 < 148 > 149 150 151 152 153 154 .. 157 >> Следующая