Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Собрание сочинений Аверинцев Сергей - Аверинцева Н.П.

Аверинцева Н.П. Собрание сочинений Аверинцев Сергей — Дух и литера, 2004. — 492 c.
Скачать (прямая ссылка): sergeyavrincevsobraniesocheneniy2004.djvu
Предыдущая << 1 .. 143 144 145 146 147 148 < 149 > 150 151 152 153 154 155 .. 157 >> Следующая

часто возникающих там словосочетаниях "слово Господне" и "дух Господень":
понимались ли они "ипостасно", или функционировали просто как вводящая
благочестивую дистанцию замена имени Божия? Слишком очевидно, что "ипо-
стасного" (т. е. готового христианского!) понимания в этом обороте еще
нет и быть не может (как, кстати, перевести на иврит или на арамейский
термин "ипостасный"?); поэтому они выводились за пределы горизонта
размышлений о становлении самого языка начально-христианской проповеди,
что было уже неосмотрительно. Но об этом мы собираемся говорить
пространно в другой работе.
12 Дерзнем сказать, что важная задача для православного богословия,
которому свойственно эмфатически подчеркивать важность Священного
Предания, - разработка хотя бы в самых общих чертах вопроса о Священном
Предании Ветхого Завета во времена земной жизни Христа (богатство
которого невозможно редуцировать кболее позднему талмудическому
Establishment'y). В одном пункте между самой строгой православной
догматикой и самым фактографически научным анализом есть совершенно
очевидное согласие: Откровение, как оио живет в жизии народа Божия, не
сводимо к одним только каноническим книгам, иначе мы приходим к
уничижившей Предание формуле Лютера *sola Scriptural ("оЭко только
Писание*), - а заодно теряем контакт с элементарными историческими
реалиями. Никогда не забуду, как одна убежденная лютеранка, выдающаяся
специалистка по теологии, сказала мне в доверительном разговоре: "Факты
заставляют и наших [т. е. протестантских]
Ветхий Злвет как пророчество о Новом
471
теологов признать, что Писания без Предания никогда не было и быть не
может". Вся логика православной мысли повелительно требует того же
самого, к чему приводит анализ новозаветных текстов: сформулировать
вышеназванное понятие. Тогда просвещенно-консервативный апологет здравого
традиционализма поймет, что факты вербальных совпадений некоторых речений
Христа с языком еврейской традиции вокруг Него, - когда мы встречаем в
послебиблейских текстах и совет говорить вместо клятвы "да, да" и "нет,
нет" (2 Еп. 49:1, ср. Мт 5:37), и заверение, что "для многих людей
уготованы многие обители" (2 Еп. 61:2, ср. 1 Ел. 39:4-5, ср. Ио 14:2), и
многое другое,-для него не помеха, а подмога, ибо они конкретно
локализуют Того, Кто, по догматическому определению Халкидонского Собора,
в своем Воплощении есть "воистину Человек" (аЛтрйс foepmot;), в земной
жизни живший, как всякий человек, внутри пространства определенной
культуры и говоривший совершенно новые вещи не на произвольно творимом, а
на ее установившемся языке: "и да не рекутъ еретики, яко мечташемъ
воплотися (из песнопений на праздник Обрезания Господня). - Я отдаю себе
отчет в технической трудности понятия, о котором я говорю, для школьного
богословия; если границы Священного Писания в обоих случаях совпадают с
границами канона ВЗ и НЗ, а границы Священного Предания Новозаветной
Церкви устанавливаются, хотя и не без трудностей, по системе наличных
правил, то вопрос о границах Священного Предания Ветхого Завета должен
каждый раз решаться сугубо конкретно. Однако эвристически важен сам
концепт, дающий возможность реально соединить богословский и исторический
подходы. Совершенно необходимо понять, что факты, свидетельствовавшие о
глубокой укорененности словесного облика проповеди Христа в этом
Предании, вплоть до упомянутых выше вербальных совпадений, при их
правильном понимании работают никоим образом не против православной
истины, а в ее пользу, не только представляя серьезные доказательства
конкретной историчности евангельского повествования, но и давая - в
полном соответствии с духом тех же богослужебных текстов праздника
Обрезания Господня, а также авторитетных высказываний старых экзегетов
(начиная с Отцов Церкви!) - пример верности Самого Христа живому наследию
Предания. Вспомним, как блаж. Феофилакт Болгарский замечает по поводу
возгласа Распятого "Элои, Элои! ламма савахфани?" (Мк 15:34):
"Пророческое изречение Господь произносит по-еврейски, показывая, что Он
до последнего дыхания чтит еврейское" (Св. Евангелие от Марка с
толкованием блаж. Феофилакта, Архиепископа Болгарского, М., 1997, с.
258).
472 Ветхий Завет как пророчество о Новом
"свидетельства" ("testimonia")13 слишком часто без учета даже ближайшего
текстового контекста, не говоря уже о контексте той или иной древней
эпохи, в ту пору просто непредставимом для воображения самого ученого
богослова. Понятно также, что по мере стабилизации духовного образования,
по мере движения от раннепатрис-тической стадии к той, которая недаром
именуется для Запада "школьной", сиречь схоластической, но начиналась на
Востоке, начиная примерно со времен св. Иоанна Дамаскина, опознание
"сокрытого" новозаветного смысла в ветхозаветном тексте все более
приобретало требуемую ради пользы "простецов" внешнюю ясность урока
Закона Божия. Столь же понятно, что когда новоевропейское историческое
Предыдущая << 1 .. 143 144 145 146 147 148 < 149 > 150 151 152 153 154 155 .. 157 >> Следующая