Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Табула Раса - Файз А.

Файз А. Табула Раса — Шарк , 2004. — 48 c.
Скачать (прямая ссылка): tabularasa2004.rtf
Предыдущая << 1 .. 2 < 3 > 4 5 6 7 8 9 .. 30 >> Следующая

Бабаджан наткнулся в памяти на дурманящие запахи гор, где он в детстве бывал с отцом. Вспомнил запах нагретого солнцем футбольного мяча, подаренного дедушкой. Запах своей первой резиновой игрушки, принесенной бабушкой. И даже ароматное облако носового платка своей первой любви – Маллики, который он тайно хранил у себя. Повзрослев, Зюх перестал ездить в горы. Лет двадцать не играл в футбол. Ни разу не покупал своим детям резиновых игрушек. Слово же «Маллика» давно превратилось в абстрактное понятие без лица и запаха.
Июнь прошел в экспериментах с мысленным фильтром. Бабаджан настолько продвинулся в блокировке неприятных запахов, что однажды даже снял противогаз.
Сегодня была суббота, жена беспрерывно разговаривала с подругами по телефону, а после обеда собиралась в шопинг. Дети, как всегда, играли в «Плои стэйшн». Стояла отменная погода, и Зюх решил совершить заветную прогулку по Ридженс парку. Глаза радовались всему, что видели, в ушах славно звучало пение замысловатых птиц. Бабаджан присел на скамейку и сосредоточился на благоуханиях окружавшей его природы. После недавнего дождя веяло бодрящей свежестью. Травы, приняв небесный душ, наслаждались растительной жизнью и источали тонкий аромат. Зюх оперся на спинку деревянной скамейки и закрыл глаза.
Вот у прохожего шагах в двухстах дырка на среднем пальце носка, но обонятельная цензура Бабаджана не дремлет и не пропускает все подряд. Недалеко ковыляет старец, вероятно, профессор или библиотекарь, ибо пахнет от него книжной пылью. Зюх вспомнил - библиотека Кембриджского университета, он заходил туда однажды. А там, за озером, лежит на траве с конфеткой во рту стюардесса авиакомпании «Дельта». Рядом с ней, несомненно, молодой человек, с гаванской сигарой. От него исходил и запах нового автомобиля, но Зюх не знал, какой марки, потому что в жизни не садился в подобные должно быть дорогие машины.
Из кафе в центре парка вынесли ведро и освободили его содержимое в мусорный ящик. Фильтр работал бесперебойно, и Зюх был доволен: его не беспокоили ни мусор, ни запахи размещенного в этом же парке зоопарка. Бабаджан, несомненно, сможет вернуться в офис, вновь начать работать.
Вдруг лицо Бабаджана начало искажаться, его вновь стали душить острые запахи, потоком хлынувшие из неизвестности.
Стемнело. Сторож подошел к человеку на скамейке. Лицо и губы у застывшего выглядели почерневшими, глаза были вытаращены, рот искривлен. В ноздрях безжизненного Зюха были запечатлены ужасы будущего.

ВОСКРЕСНЫЙ ЗАВТРАК

Воскресное утро. Сомерсет Лу, проведший ночь в своем загородном домике в Кенте, медленно встал с постели, неторопливо приготовил кофе «Суматра» и сел возле телевизора. По каналу «Би-би-си 1» шла еженедельная аналитическая программа «Завтрак с Фростом». Лу нравилась эта передача, и он старался не пропускать ее.
Сэр Дэвид Фрост и двое приглашенных журналистов обсуждали содержание воскресных газет. С наслаждением глотнув благовонной «Суматры», Лу бросил взгляд на электронные часы, сумеречно мерцающие на лбу видеомагнитофона. 10.13.
Допив кофе, Сомерсет подумал, что сегодняшний обзор печати слегка затянут. Обычно он длился две чашки «Суматры». Изумленный Сомерсет вновь взглянул на часы. На электронном табло все еще было 10.13.
Наверное, испортились, подумал Лу. Других часов в домишке не имелось. И не случайно. Сомерсет, приезжающий сюда отрешиться от лондонской жизни, полной суеты, умышленно исключил из этого скита и телефон, и радио, и Интернет - эти пуповины современного мира. Телевизор же необратимо настроен на единственный канал. Не такое уж и отклонение в наш сумасшедший век, считал Лу. А если и отклонение, то в сторону нормы. Сомерсет несколько расстроился, но решил все же досмотреть «Завтрак». К его растущему удивлению журналисты никак не прекращали обсуждение воскресных газет. Лу терялся в догадках. Отправиться к соседям и поинтересоваться, который час? Но, во-первых, до ближайшего дома мили полторы, во-вторых, он никого вокруг не знает, в-третьих, Сомерсету не хотелось нарушать их уединение. Тем паче, никто из них за последние двенадцать лет ни разу не вторгся и в его покой.
Тем временем передача продолжалась. Сэр Дэвид и его гости неторопливо перебирали все интересные, интереснейшие и не лишенные интереса публикации британской прессы, а часы неизменно показывали 10.13.
В голову Лу пришла нелепая идея, что время остановилось. От этого веяло дешевой фантастикой. Но если действительно произошла остановка времени, то что это может значить? Неужели другие не заметили? Или оно остановилось только для него? Сомерсет решил одеться и нанести все-таки визит соседям. Или хотя бы пройтись до ближайшей станции электрички.
Обычно, как занятой бизнесмен, он одевался автоматически и быстро. Теперь же Лу утомительно долго возился с брюками. Кажется, минуло с полчаса, а может, больше. Не выдержав, бросил брюки на пол. Решил выйти из дома в чем был.
Сомерсет двинулся к дверям. Все шел и шел, возможно, несколько часов. Но двери были все так же далеки. Поняв бесперспективность этого занятия, Лу вновь опустился в кресло и смиренно продолжил внимать сэру Дэвиду и его гостям. Лу казалось, что он сидит так целый день. Вокруг было по-прежнему светло, сверкало летнее утро.
Предыдущая << 1 .. 2 < 3 > 4 5 6 7 8 9 .. 30 >> Следующая