Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Голоса вещей. Альманах том 1 - Хусаинов А.

Хусаинов А. Голоса вещей. Альманах том 1 — ОЭ , 2007. — 166 c.
Скачать (прямая ссылка): golosavesheyalmanah2007.doc
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 60 >> Следующая

Прим. (работа над стихотворением: как отошел далеко-далеко
розовый небосвод
как пролетел высоко-высоко
розовый самолет)
Позавчера относил «Песню о русском поле» в «Советскую Башкирию». Люба (жена Йоськина) прочитала – разговор по телефону: жаль, что, как бы и предупреждал – нет комбайнера с мозолями. Нет ли чего-нибудь такого «с мозолями». Нет? Нам бы такое. А это мне понравилось. Но, видно, не пойдет. Шеф не пропустит. Пессимистично! Нет направляющей линии, несоветское, слишком страшное, безысходное… Но мне нравится.
Откуда берут – пессимистичное? Ни одного живого слова в газете не увидишь. Так все отфильтровано – остается только самое кондовое, лобовое, фразерское – зато по постановлениям. Не удивительно, что, как говорил зимой на встрече в литобъединении «Ленинца» зам. редактора Гафуров, - ничего не пишут, мол, из стихов путного, пишут в газету одни графоманы, а кто получше пишет, ничего не дают. Конечно, не дадут, коль не берете. Тогда разговор сразу уперся в критерии отбора – мало вы пишете о ферме, о колхознике, гражданственных и т.д.
Убогие понятия у газетчиков о гражданственном в поэзии. По их мнению – это рифмованные цифры надоев и громогласные заверения ЦК КПСС о своей преданности делу коммунизма – т.е. фразерство.
Как-то потихоньку забывается, что жизнь всегда шире узко-партийных рамок, да и не партийный это подход, а догматический. Не могут понять, что во-первых, должна быть литература, поэзия, это главное. Уж нет среди нас, молодых, пишущих (друг друга знаем буквально наперечет в нашей славной Уфе) контрреволюционеров и десидентов!
Недаром, сколько раз видишь одно и то же – люди плюются, насмехаются над газетными стихами, когда их от скуки рискнут прочитать. Стыдоба! Отсюда и термины – эти стихи хорошие, но не газетные, а это – газетные… Добавим – значит, и не стихи, а рифмованная ерунда, рифмованная фраза.
В газету не могу, с трудом предлагаю стихи – жаль их, как детей своих. Да и сколько предлагал? Крайне редко. За все время работы в «Ленинце» - ни разу. (Однажды по просьбе Светки Гафуровой – и то не согласился на правку, - и забрал с полосы) Отказывался – и когда заказывали четыре, пять, восемь строчек…
Что я читаю из стихов в газетах, даже и в центральных, в подавляющем своем большинстве меня угнетает крайне.
Нынче бы Блока в наших газетах просто бы не печатали. (Конечно, имеется в виду трагический характер поэзии), ибо нагнетается формальный оптимизм.
И печататься негде у нас. Если завтра, скажем, СП БАССР утвердит мой сборник к изданию – он выйдет кассетой из 20-30 стихов через 5 лет. Смех сквозь слезы. А ведь нужно еще время, чтобы тебя перечитали, подумали… Видно, судьба преферийных поэтов в наше время еще более трагична – вспомни Прасолова, Рубцова – надо умереть, чтобы вспомнили. Все же. видимо, и я где-то не прав.
Постоянно свыкаюсь с мыслью, что мне не суждено. Что ж, только бы знать, умирая, что все, что мог, сделал, что достиг, высказал, что жил на взлете. Но и тогда, видимо, придет пакостная мысль – а результат? Сохранить бы веру до того момента.
Судьба художника всегда трагична, во все времена. История права.
Оттого и тяжело, что один ты – и когда творишь, и когда читаешь сам себе, и когда думаешь, и когда споришь сам с собой, и когда доходишь сам до идеи, и когда просто плюешь в потолок. Постоянное. глухое, космическое одиночество. Будь оно проклято.
Душа моя, найди силы для подвига, пробей эту глухую стену молчания, заговори свободно и достойно с потомками, с детьми своими.
Прим. (работа над стихотворением: вон за лесами далеко-далеко.)

2 августа 1981г.
Прим. (работа над стихотворением: Как ты жила? – И, милый, вспомнишь разве?)
Наверное, зря ездил в сад, время и настроение потерял, мог бы если не закончить эту идею, то хотя бы вчерне набросать. Как-то пошло все само собой, зацепляясь друг за друга, почти видел картины, слышал ритм – а тут звонок, надо ехать, Саша приехал, неудобно уже отказываться. Но кто знал с утра, что через час – идея оживет.
31-го вечером и 1-го днем приходил Граф. Видимо, я его замучил стихами. Но он все же прочел в два приема почти всю рукопись. Несколько ругал ( особенно - прощание с юностью – ничего нет своего, избито и общеизвестно, ничего нового ).
Я выбрасываю по его совету. Его вкусу я доверяю.
Граф: Выбрасывай беспощадно, оставь самое художественное, выбросить все рассудительное, размышлительное.
! 31-го было солнечное затмение, полное – кажется в Ленинакане. У нас – кажется, половина – я как раз провожал Риту с детьми в сад к Саше и только по пути домой в 5 автобусе обратил внимание на солнце, услышав разговор.
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 60 >> Следующая