Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Голоса вещей. Альманах том 1 - Хусаинов А.

Хусаинов А. Голоса вещей. Альманах том 1 — ОЭ , 2007. — 166 c.
Скачать (прямая ссылка): golosavesheyalmanah2007.doc
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 60 >> Следующая

- Зачем тебе?
- Зачем, зачем. Должен же я знать сколько часов проспал.
Юлька сложила в портфель учебники с тетрадками и вздохнула:
- Пол второго.
Кузьма Савельевич сел на кровати, запустил дрожащие пальцы в спутанные кудри и закряхтел:
- Заспался… А ты что же в школу собралась? Сегодня же воскресение.
Юлька сняла с вешалки чистенькое, аккуратно заштопанное на локтях платьишко, послюнявила указательный пальчик, быстренько коснулась раскаленной поверхности утюга и, удовлетворенно услышав шипение, принялась старательно гладить воротничок.
- Сегодня четверг.
- Как так? Вчера было восьмое марта, я тебе кроличью шубку подарил. Сегодня значит…
Юлька поставила утюг на железную подставку и, вспоминая многосерийную гордую Анжелику, высоко подняла остренький подбородок и в глубоком презрении опустила веки.
- Да ладно… Уж выпить немного нельзя на праздник…
- Мою шубку ты пропил тринадцатого, а сегодня девятнадцатое.
- Как так?
Юлька взяла платье и ушла на кухню переодеваться. Кузьма Савельевич тяжело поднялся с кровати и, покачиваясь, зашагал следом.
- Юлька, у нас чего-нибудь осталось?
Юлька поморщилась и, изогнув за спиной руки, с трудом протолкнула неподатливую пуговку в петельку.
- Ничего не осталось – все запасы выпил!
- Что ж теперь делать-то?
Юлька быстро прошла из кухни в комнату и стала собирать портфель. Кузьма Савельевич прислонился к косяку и тоскливо посмотрел на Юльку.
- Деньги тоже?..
Юлька достала из портфеля пенал, отодвинула крышечку и вытащила свернутые в тугую трубочку купюры:
- Все что есть. Половину вчера доктору отдала, чтобы вывел тебя из запоя. Пока я в школе, купи сахар, дрожи и ставь кислушку – надо самогон варить, а то скоро жить будет не на что.
Кузьма Савельевич мелко закивал головой, застенчиво поднял указательный палец и хотел сказать что-нибудь доброе и хорошее, но Юлька, сдерживая улыбку, махнула портфельчиком и, мурлыкнув, выбежала из дома.
Кузьма Савельевич умылся, побрился, взял сумку на колесиках и отправился на рынок.

***

До первого мая Юлька и Кузьма Савельевич жили хорошо. Юлька ходила в школу, покупала в магазине продукты и варила в большой кастрюле щи. Кузьма Савельевич поздними вечерами доставал сваренный из нержавеющей стали самогонный аппарат и перегонял мутную бормотуху в крепкий прозрачный самогон. Потом разливал его по бутылкам и продавал круглые сутки. Но первого мая Кузьма Савельевич опять заболел.

***

Юлька смотрела в землю и вела за руку сильно ослабевшего Кузьму Савельевича из больницы домой.
- Как ты, Юлька?..
- Никак.
- Как жила-то?
- Никак. Бутылки собирала.
- Ничего, сейчас денег займу – мне дадут, нагоним самогонки и опять заживем.
Юлька остановилась и отпустила руку Кузьмы Савельевича.
- Ты самогонный аппарат пропил.
- Как так?
Юлька снова взяла за руку Кузьму Савельевича и повела дальше.
- Ты, Юлька, того… Чего-нибудь придумаем.
Всю дорогу до дома Юлька молчала, а Кузьма Савельевич тихо вздыхал.

***

Три дня Юлька убиралась по дому, заваривала на обед китайскую лапшу быстрого приготовления, учила уроки и иногда тихонько плакала в ванной комнате, а Кузьма Савельевич ходил по квартире и постоянно проверял стоящие у батареи фляги с бормотухой.
В ночь на четвертый день после выписки Кузьма Савельевич закрылся на кухни, достал большое оцинкованное ведро, залил наполовину кислушкой, установил над ней миску и плотно вдавил в края ведра эмалированную чашку наполненную холодной водой, после чего всю конструкцию установил на газовую плиту. Всю ночь Кузьма Савельевич, перезаправляя ведро свежей кислушкой, гнал самогон. Под утро, перегнав все сырье, Кузьма Савельевич слил в двадцатилитровую бутыль последнюю порцию первача и усталый, надышавшийся сивушными парами, пошел спать.

***

Юлька, поймав губами солнечный зайчик, сладко потянулась и встала с постели. Она окинула взглядом спящего в одежде Кузьму Савельевича и сразу загрустила. Юлька прошла в ванную комнату, почистила зубы, с мылом вымыла лицо, вытерлась чистеньким вафельным полотенцем и зашла на кухню.
На полу посреди кухни стояла наполненная до винтовой крышки бутыль. Утренние солнечные лучи входили в чуть мутноватую жидкость и разливались по потолку и стенам фиолетово-желтыми разводами. Юлька захлопала в ладоши и пропела: «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан», потом побежала в комнату, обняла Кузьму Савельевича и поцеловала в небритую щеку.

Лариса Керчина

Мое кино

* * *

Не надо ста друзей,
Достаточно и двух.
А если три – уже почти богатство.
Количество всегда
Рождало стадный дух,
Отнюдь не закрепляя узы братства.


* * *

А мы не ведали стыда,
Когда сжигали города,
Поставив крест на всем, что было -
И уезжали навсегда.
Когда горящие мосты
Тянули к нам из пустоты
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 60 >> Следующая