Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Голоса вещей. Альманах том 2 - Хусаинов А.

Хусаинов А. Голоса вещей. Альманах том 2 — ОЭ , 2007. — 229 c.
Скачать (прямая ссылка): golosaveshey22007.doc
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 56 >> Следующая

Похоронили невестой.

Надо делать книгу. Пересмотреть старое. Все остальное – суета, мишура, пустое. Мне – надо успеть.

Глубокое, глухое и спокойное, одинокое равнодушие. Нет сил, желания даже отослать, что наметил М. Кариму, Ал. Михайлову. Все равно. Надо писать. Многое начато, надо заканчивать. Никто не закончит после меня. Сегодня со странным наслаждением прошелся по мокрым, холодным, дождящим аллеям, старым улицам под желтыми деревьями, медленно, стараясь запомнить – а у подъезда белые, красные астры. Приехал поздно, не простился с девушкой, не глянул ей в юное девичье и уже отчужденное от всего лицо, полное покоя.

24 сентября 1981г.

Как будто все погибло на земле
лишь ветер…

и все погибло на земле
и только ветер очумело
в холодной роется золе…

Надо бы как-нибудь записать странный цветной сон об атомной войне. Уже с месяц - не забыть.
Рыбаков; Веневетинов, Ан. Григорьев, Фет, Пушкин, Баратынский – читаю эти дни и не могу читать спокойно, бросаю и вновь открываю.
Опять перечел «Медведицу» - дикая, элементарная, огромная песня, - прелесть, поэзия. Еще года два назад, когда впервые читал – поразила – вот народное! Видимо и от нее тоже – вишенка, об ушедшей весне и т.д.
Когда ж как сказки, (искры) в глубину
души невнятной пронесутся,
глаза закрою и засну,
не зная…
Прим.( работа над этим стихотворением, потом все перечеркнуто)
Как пламя, искры в глушь и в глубину
души, природы понесутся,
глаза закрою и засну
не знаю, суждено ль проснуться…

а в батареях, как в лесу,
журчание и плеск.

в батареях – звон и плеск
как в лесу у родника…

25 сентября 1981г.


Читал Князя Вяземского – есть великолепные места! Русью иногда веет – от князя-то!
Все же какая поразительная разница языка Пушкина с языком современников его! Невозможно привыкнуть. Ведь по лексике и стилистике Пушкин скорее наш современник.

и сердце холодом свело
и лист летит с куста
глядишься в мокрое стекло –
но улица пуста,

все желтой жижей залита –
и вброд не перейдешь…
листва желта и жизнь желта
и желтый хлещет дождь…

Беда – часто – всех остросовременных или новомодных поэтов в том, что многочисленные яркие, калейдоскопичные, радушные, ослепляющие современников приметы и предметы сегодня, завтра, быть может, отойдут, заменятся новыми, новой атрибутикой. Душа человеческая, развиваясь, усложняясь, утончаясь, обновляясь – и все, что угодно- остается в глубине своей – человеческой. Художник бессмертен, если выразит с предельной честностью и полнотой вот это – глубинное бессмертие человеческой души. В этом, видимо, вся и загадка, и разгадка непреходящей ценности и необходимости искусства. Внешняя атрибутика со сменой эпох заменяется практически полностью другой внешней атрибутикой. Поэтому в искусстве волнуют не новые или сверхновые приметы дня сами по себе, а человеческая душа, разум, чувство во всей их изменчивости в отношении к новым и к старым вещам и приметам времени или – освежение, обновление души в связи с освежением, обновлением атрибутики бытия. Вот из этих ножниц, из этой идеи дует ветер времени, в это таинственное окно смотрит потрясенное искусство глазами потрясенного художника.
Как бы ни с высока не посматривали на обычную человеческую психологию иные создатели ребусов из локтей и НТР, ни убеждали нас в том, что они творят новые принципы поэзии – никуда не уйти от своего человеческого начала. Пырнув психологичность, элементарную душевность своим кругозором, интеллектуальностью, своей непонятностью или просто броскими новомодными, новосовременными нелепицами, радушеными(?) винегретами закидав – пыряют в самое сердце свой талант, преступно растрачивают жизнь, воздух на земле, пищу, ресурсы и место… а винегрет, что ж - он успешно переваривается, что-то усвоено, что-то… сказать стыдно, назавтра опять голоден, да в чашке – пусто.
Посредственность не умеет быть благожелательной. Даже не в силу своей фатальной ненависти или зависти. Она не видит всего, что выше ее, нет, посредственность просто не понимает, а потому и не пытается и не хочет пытаться понять все, что более глубоко, более искренне, чем она.
Чем больше человек уходит в творчество, тем больше недоволен собой. Человек же, пишущий мало и вымученно, наоборот, склонен каждую свою «вещь» рассматривать как явление, в силу затраченных трудов и «поразительной внезапности» для самого же себя.

1 октября 1981 г.

Время неумолимо летит к отметке 30 и сквозь нее куда-то в неизвестную даль.

Закатился сладко – сладко, сладко
пьян – и счастлив, жизнь – не дорога!
Желтый рубль да красная десятка
ах деньга моя, богатая деньга.
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 56 >> Следующая