Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Голоса вещей. Альманах том 2 - Хусаинов А.

Хусаинов А. Голоса вещей. Альманах том 2 — ОЭ , 2007. — 229 c.
Скачать (прямая ссылка): golosaveshey22007.doc
Предыдущая << 1 .. 22 23 24 25 26 27 < 28 > 29 30 31 32 33 34 .. 56 >> Следующая

Она еще как бы лежала,
Вовсю вздыхала, на манер

Сиамской кошки прихотливой.
Зачем ты помнишь обо мне,
Когда кругом такой красивый
Айдар, и Юрий, и ине?

Когда ты вертишься в потемках,
Цветных, как опиум густых –
В краю чухонском лишь поземка,
Да мой холодный грустный стих.

Ты говоришь, ты самый лучший.
А я, как постаревший пес, –
Хотя бренчу, как бодрый Слуцкий, –
Нетрезв и в бороду зарос.

Сказала ты, я славно пахну.
Мон шер, вот это моветон.
К тому же я заметно чахну,
Так что утешься, это сон

Иль жгучий бред голодной девы,
Волчицы искренней моей.
Я тоже издаю напевы,
Когда луна или Борей.

Когда, как Эйфелеву грезу,
Мою накренит конуру, –
Я верно б мог! Но эту слезу
Рассвет осушит поутру.

Когда ободранный пропойца
Спешит к контейнеру скорей,
Я вспомню, как целую кольца
У бедной девочки моей.

Когда он выгребает ветошь
Клещьми из ржавленной щели –
Не поминай мне про обеты,
Фролова Игоря ищи.

Там – твой восторг и исступленье,
Здесь кладбище и паровоз
Кричит в ночи. Мне нет прощенья,
Я хмур, как утром Дед Мороз.

Припомни: ляжки Пенелопа,
Когда дымилось изнутри,
В Понт погружала аж до пупа.
Сравни и слезы оботри.

Когда получишь ты известья,
Что плохи наши лекаря,
То станешь ты ничья невеста.
Тебя благословляю я.



Ретро-джаз

Было в детстве, с мальчишкою было ведь!
Вот такая вам по уху исповедь:

Просыпаешься а в продовольственном
Выгружают бидоны молочные
Выгружают сметаны стеклянные
Выгружают кефиры бумажные
(треугольные)
И вызвякивают эти склянки
И вышуркивают и выбрякивают
То что лето такое безоблачное
И что утро настало отважное
(о как нефти добыли в Бурятии)
Просыпаешься ровно по Гринвичу
Победителем змея Горыныча
Сон ослабил объятия выпечкой
Тянет с чистенькой кухоньки мамкиной
Сколько жизни не бросил ни палки
В свои три хоть и мучишься Ирочкой
Гордость! гордость! ты больше не мочишься
Ни в постелю в детсаде занюханном
Лазишь в глупости девочкам тощеньким
Эк тебя повело шалопутного
Только фрукт розовеет в компотике
Вот мороз нам и солнце чудесное
Первоклассники седня не учатся
А родители так на работе
Отношения просто соседские
Мне дружок мой и Риточка чудятся
Что там чудятся вот мы у девочки
Длинноногой вспотевшей грузиночки
Слаще некуда силушки в жилушках
И визжит она вся обалдевшая
Да ружье у папаши на стеночке
Позже встречу я только у Чехова
Правда скоро набьется оскомина
Провожала девчонка по-взрослому
Что-то было еще безобразное
Выясняли ли мы отношения
Друг мне врал я выкручивал шею
Другу долго но тот не сдавался
В тихий лагерный час ни в столовой
Неужели нам было без ссоры
Как удушливо гадство о гадство
Для чего-то лягушками пахнет
Помню много их в яме набилось
Тем апрельским темнеющим вечером
Мы кирпичиками их мочили
В тихий час было в детском же садике
Се с спросонья Людмилка обделалась
Мы глумились в трусы ей залазили
А она лишь на стуле сидела
Стульчик желтенький из фанеры
Лаком крытый сведенные ляжечки
Майка шелковая трусики белые
Да паскудные хлопцы глумятся
Скоро вырастит девочка стервочкой
Злоебучкою гордой несчастною
Или вовсе пушистою белочкой
Станет мужу затягивать галстучек
Словом жизнь все разложит по полочкам
На карачки поставит на ножички
Спать постелет усадит на корточки
Разнесет на подшипники винтики
Будь в Америке будь ты в провинции
Что за страсть-ать такая к насилию
За невинность такая-ать тоже мне
Детство ить твою мать твое розовое
Или нас никогда не любили
Раньше нам говорили счастливо
А теперь лишь желают удачи
Что конечно совсем некрасиво
Надо плакать и вот я не плачу

Уфимским друзьям

Я приеду – будет Бабье лето
Всей архитектурой в ласке света.
Как начнут башкирки строить глазки
Русскому поэту без опаски!

Я приеду – с милыми моими
Корешками закадычными, родными
Станем стройные, широкие беседы
Разводить и провождать обеды.

Мы по улицам и дворикам родимым
Допоздна побродим, поглядим мы:
Предыдущая << 1 .. 22 23 24 25 26 27 < 28 > 29 30 31 32 33 34 .. 56 >> Следующая