Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Новистика вопросы теории - Хут Л.Р.

Хут Л.Р. Новистика вопросы теории — Москва, 2003. — 80 c.
Скачать (прямая ссылка): novistikavoprosipo2003.pdf
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 6 7 8 9 10 .. 27 >> Следующая

Немало сторонников находят сегодня идеи известных западных историков (Дж. М. Тревельяна и др.) о двойственной природе истории как науки и одновременно искусства. «В этом есть что-то от снобизма, когда историю называют нау-кой»13, - это замечание, оброненное А.Дж. Тойнби - крупнейшим «цивилизационщиком» XX столетия, заставляет о многом задуматься. «История постоянно разрывается между наукой и искусством»14, «история - это не наука, это всего лишь познавательный прием»15 - подобного рода эмоциональными восклицаниями буквально изобилуют и современные исследования по теоретико-методологическим проблемам истории.
В этих условиях все чаще и увереннее стала звучать тема кризиса исторической науки. На протяжении 90-х гг. XX в. она практически не покидала страницы российской научной печати16. Причем само содержание понятия «кризис» существенно варьировалось. В одних случаях имелся в виду «кризис роста», в других - глобальный кризис истории как науки. Была и третья позиция, которая сводила сущность кризиса к простой «смене масок» - замене «плюсов» на «минусы» - и наоборот - в оценке прошлого. Увы, именно эта мимикрия определяла образ истории в восприятии россиян на рубеже 80-90-х гг. прошлого столетия, когда «история стала болевой точкой общественного сознания»17.
12
«... В облаках дыма и пыли, поднявшихся над распадающимся общественным зданием, встают фантастические фигуры «спасителей» России и погубивших ее «злодеев», проплывают миражи «утраченных достижений» и «несбывшихся возможностей», мечутся в ожесточенной схватке «проклятая ментальность» и «роковая случайность»18, - образно писал о ситуации, сложившейся тогда в отечественной историографии, один известный российский историк. «За это время, -как бы продолжал его мысль другой не менее известный ученый, - наука выглядела растерянной, лишенной прежней и не создавшей новых концепций, с углублявшейся дифференциацией, с нахрапистой амбицией новых запевал... с не-доразбитым прошлым догматизмом и вышедшей на авансцену конъюнктурной некомпетентностью»19.
Думается, что сама постановка проблемы кризиса исторического знания в постсоветской России могла выглядеть корректно с научной точки зрения только в том случае, если она сопрягалась с вопросом о причинах, его породивших. Сегодня для любого отечественного историка-профессионала очевидно, что глубина и масштабы этого кризиса были обусловлены наложением факторов двух, по крайней мере, порядков. С одной стороны, это факторы, связанные с постоянным процессом саморазвития науки (и в этом смысле не только российская, но и мировая историческая наука переживали период кризиса)20, с другой - это факторы социального порядка. Именно вторая группа факторов доминировала на начальном этапе кризиса российской исторической науки, которая стала «обобщающим отражением цивилизационных перемен в обществе»21. Ведь, как справедливо напоминал тогда А.Я. Гуревич, «историк - дитя своего времени, и его труд не может не нести на себе отпечаток эпохи. Видение прошлого, как недавнего, так и самого отдаленного, в конечном итоге определяется исторической ситуацией, в которой историк творит»22.
13
К сожалению, наиболее легким способом преодоления кризиса профессиональной идентификации стала простая смена знаков в оценке прошлого. По этому пути пошли многие, в том числе и считавшие себя профессионалами. «Труднее было подняться над политическими пристрастиями и почувствовать многомерность истории...»23.
Но этот период стал для отечественной историографии не только временем «голых королей», «звездными часами дилетантизма». Как «глоток свежего воздуха» была воспринята многочисленная переводная литература - работы классиков мировой историографии, прежде всего по проблемам методологии истории24. Они открывали будоражащую воображение панораму развития мировой исторической науки, но одновременно создавали угрозу «химической передозировки» организма отечественной науки, способной вызвать эффект привыкания к заимствованиям из чужого опыта.
К счастью, этого не произошло. Параллельно с процессом ликвидации «железного занавеса» в области научноисторического знания, осознанием важности методологии в развитии исторических исследований и того факта, что в нашей стране «теория с середины 20-х годов не разрабатывалась, а то, что было создано в виде догм и стереотипов, прочно вошло в сознание нескольких поколений историков»25, в российской историографии стали появляться публикации, авторы которых пытались дать ответы на ключевые вопросы историописания с учетом опыта, накопленного мировой исторической наукой26.
Кроме того, колоссальную, на наш взгляд, роль в процессе преодоления методологического вакуума в отечественной историографии сыграли такие периодические и продолжающиеся научные издания, как «Одиссей. Человек в истории» (гл. ред. - А.Я. Гуревич)27, «THESIS. Теория и история экономических и социальных институтов и систем» (гл. ред. -
А.В. Полетаев)28, «Казус: индивидуальное и уникальное в ис-
Предыдущая << 1 .. 2 3 < 4 > 5 6 7 8 9 10 .. 27 >> Следующая