Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Отлучение Льва Толстого - Петров Г.И.

Петров Г.И. Отлучение Льва Толстого — Знание , 1964. — 29 c.
Скачать (прямая ссылка): otlucheniyelvatolstogo1964.doc
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 28 >> Следующая

Так разрешаются посланьем витьеватым:
Лев назван гибельным служителем страны,
Порвавшим дерзостно с премудростью Ослиной,
За что и ждут его рогатки сатаны,
Лизанье сковород и свист, и шип змеиный.
Готовы б съесть Ослы, да все ж боятся Льва,
И только издали они его лягали,
И даже ясно так звучали их слова:
«Вам, Лев неистовый, покаяться нельзя ли?
Забудьте львиные замашки и хулы,
Покайтесь, будет вам, пойдите-ка в Ослы,
Кто знает? Может быть, чины бы получили»...
Когда же Льву прочли зловещую рацею.
То он сказал, махнув презрительно хвостом:
«Здесь все написано ослиным языком,
А я лишь понимать по-львиному умею».

«Семеро ослов» – те же 7 иерархов, подписавших определение синода.
Интересно то, что церковники со своей стороны пытались защищаться также оружием сатиры, однако и на этом поприще они не достигали успеха. Достаточно познакомиться хотя бы с одним из таких стихотворных произведений, напечатанном в «Миссионерском обозрении» (июнь 1901 г.), в котором бездарность перемешана с грубостью, чтобы получить представление о поэтических притязаниях «отцов церкви».

Волк в ошейнике
(Новая басня)
О толстом волке мой рассказ.
Забрался старый волк в овчарню как-то раз
(Само собой, вперед надев овечью шкуру)
И стал овец манить
Вон из овчарни уходить:
Овчарня-де грязна,
Овчарня-де тесна,
И в овцах пастухи свою лишь пользу видят,
А если есть нужда, так каждую обидят:
В лесу же, на полях куда вольнее жить –
Так надобно туда, конечно, уходить!
Искусны серого слова!
Глядь, овцы по одной уходят со двора.
Однако пастухи не спят,
О сером друге говорят.
Как прекратить в овчарне им заразу?
Чего же тут мудрить, прогнать бы волка сразу
Ан серый не дремал
И страху пастухам нагнал:
Боятся сунуться, боятся волчьей мести
(Тот волк же был в особой чести).
И вот, и потому
Решили пастухи надеть ему
Ошейник с надписью, что это волк.
Тихохонько надели... Ждут, какой туг будет толк.
Но, боже мой,
одняли шум такой!
Все волки пастухов чуть-чуть не разорвали
И грязью закидали;
Кричат: насилье и позор!
Вот ваш каков пастуший приговор.
Вот кротость какова! А нас еще винили,
Что мы всегда жестоки были!
И кто бы это снес –
Приятель матерой, как грязный пес,
По вашей милости ошейник носит!
Да нет, наш толстый волк пардону не попросит;
Коль надобно, ошейник разорвет
И к вам в овчарню вновь придет.
Где менее суда, там больше осужденья.

«Ошейник» – определение синода; «как грязный пес» – подчеркнуто в подлиннике; последняя строка с подчеркнутыми также в подлиннике словами «суда» и «осужденья» – выражают сожаление, о том, что Толстой был недостаточно строго осужден, а поэтому и действия синода подверглись осуждению.
Волнения в обществе в связи с отлучением Толстого вызвали беспокойство правящих верхов и того учреждения, которому была вверена забота о наблюдении за колебаниями его настроений, – департамента полиции.
Не довольствуясь обычной слежкой за Толстым и лицами, входившими в непосредственное соприкосновение с ним, департамент полиции произвел перлюстрацию (тайное прочтение) многих писем из частной переписки отдельных лиц, не имевших никакого касательства к Толстому, в целях выявления их отношения к акту отлучения писателя.
В составленной департаментом полиции сводке результатов перлюстрации мы находим много отзывов о синодальном акте и о «святых отцах», отлучивших Толстого, их вдохновителе – Победоносцеве и о Толстом вообще. Несмотря на то, что авторы писем по большей части не являлись последователями Толстого и не разделяли его взглядов на религию и церковь, почти во всех письмах высказываются порицания синоду и акт отлучения расценивается как нечто несвоевременное, ненужное, глупое и вредное для престижа церкви.
Так, в письме графа Н. П. Игнатьева есть следующие строки: «Нет, это публичное заявление синода едва ли своевременно, и в глазах легкомысленных и заблужденных людей только увеличит, пожалуй, значение Толстого и враждебность к строю церкви православной».
Юрисконсульт кабинета его величества Н. А. Лебедев писал: «Прочитал сейчас указ синода о Толстом. Что за глупость. Что за удовлетворение личного мщения. Ведь ясно, что это дело рук Победоносцева, и что это он мстит Толстому...
Теперь что же. Может быть, десятки тысяч читали запрещенные произведения Толстого в России, а теперь будут читать сотни тысяч. Прежде не понимали его лжеучений, а синод их подчеркнул. По смерти похоронят Толстого, как мученика за идею, с особой помпой. На могилу его будут ходить на поклонение.
Что меня огорчает, так это отсутствие в епископах духа любви и применения истин христианства. Толстой пишет более 10 лет в духе обличения уклонения церкви от заповедей Христовых. Что же они его не усовещевали? Почему они не беседовали с ним и не старались путем увещевания обратить его на путь истины? Они наряжаются в богатые одежды, упиваются и объедаются, наживают капиталы, будучи монахами, забывают о бедных и нуждающихся; они еретики, не соблюдая делом учения Христа... Они... удалились от народа, построили дворцы, забыли келий, в которых жили Антоний и Феодосии и другие святители. Они служат соблазном своим распутством, объядением и пьянством. «Дом мой домом молитвы наречется», они же сделали его вертепом разбойников. Народился новый тип священника-чиновника, который смотрит на дело, как на службу, и только заботится о получении денег за требы. Все это горько и прискорбно...»
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 28 >> Следующая