Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Отлучение Льва Толстого - Петров Г.И.

Петров Г.И. Отлучение Льва Толстого — Знание , 1964. — 29 c.
Скачать (прямая ссылка): otlucheniyelvatolstogo1964.doc
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 .. 28 >> Следующая

О том, что вся организация «раскаяния» проходила через правительственные инстанции, свидетельствует телеграмма Харламова товарищу министра внутренних дел Курлову от 5 ноября с информацией и запросами об указаниях. На другой день в телеграмме Курлову Харламов сообщил, что «вся семья решительно не находит возможным допустить к больному монахов, опасаясь волнением ускорить развязку. Переговоры губернатора оказались безуспешны».
6 ноября вечером Варсонофий телеграфировал епископу Вениамину: «Здоровье графа внушает опасения. Консилиум докторов ожидает окончательно кризиса через два дня. Стараюсь видеть больного при посредстве родных, но успеха нет. Доктора никого не допускают. Предполагаю дождаться кризиса болезни графа. Испрашиваю святительских молитв, архипастырского благословения моей трудной миссии. Астапове губернатор, много высших чинов Петербурга. Доступа графу тоже не имеют. Грешный игумен Варсонофий».
На помощь Варсонофию спешит подкрепление от синода.
«В воскресенье вечером или в понедельник утром, – сообщает газета «Русское слово», – около Л. Н. Толстого будут находиться следующие духовные лица: епископ Парфений, преосвященный Кирилл Тамбовский, настоятель Оптиной пустыни О. Варсонофий, ученик старца Иосифа Анатолий, предполагают, что приедет рязанский епископ».
Однако вновь прибывшие иерархи уже не застали Толстого в живых. 7 ноября в 6 часов 05 минут его не стало...

Начался новый, последний этап преследования Толстого правительством и церковью – посмертный.
Очевидец, астаповский железнодорожник, рассказывая о сценах прощания с Толстым в ночь на 8 ноября, воссоздает атмосферу глубокой народной скорби, кощунственно оскорбляемой жандармами:
...«тихо в комнате, полумрак от керосиновой лампы, полно народа, обстановка гнетущая, вдруг где-то в углу раздается робко и нервно: «Вечная память», стоящие подхватывают пение, двери в комнату со скрипом прижимаются к стене, и ворвавшиеся в комнату жандармы с шашками резким голосом командуют: «Прекратить пение!» Все сразу смолкают. Опять недолгая тишина. Потом тот же и так же робко опять запевает «вечную память», и вновь подтягивают все стоящие, но сейчас же появляются двое жандармов, опять приказание «молчать!», и так до утра уходили одни, приходили другие – всю ночь».
При выносе гроба хор запел: «Вечная память», но тотчас же замолчал, повинуясь запрещению жандармского ротмистра Савицкого. Гроб молча был перенесен в вагон с надписью «Багаж», поезд тихо тронулся, присутствующие .сняли шапки; наступившую скорбную тишину нарушили жандармы, провокаторски закричавшие «ура»... *(*С. Овчинников. Последние дни жизни Толстого. Рукопись, л. 10–12.)
По пути следований на каждой станции стояли в ожидании толпы людей с венками, но траурный поезд гнали без остановок, в спешке, подобно той, с которой когда-то по повелению Николая I жандармы сопровождали останки безвременно погибшего Пушкина к месту последнего упокоения.
Между тем церковники не теряли надежды и после смерти Толстого создать миф о его «раскаянии». Так, приехавший в Астапово в день смерти писателя епископ тульский Парфений доверительно сообщил в разговоре с ротмистром Савицким, что «по личному желанию государя императора я командирован синодом для того, чтобы узнать, не было ли за время пребывания Толстого в Астапове каких-либо обстоятельств, указывающих на желание покойного графа Толстого раскаяться в своих заблуждениях... Обо всем этом я желал бы получить сведения...* (* Из рапорта генерала Львова в штаб отдельного корпуса жандармов).
Однако жандарм не смог удовлетворить желание епископа и Парфению пришлось обратиться к членам семьи Толстого. В связи с этим вице-директор департамента полиции Харламов, секретно прибывший в Астапово за два дня до смерти Толстого, сообщал Курлову: «Миссия преосвященного Парфения успеха не имела: никто из членов семьи не нашел возможным удостоверить, что умерший выражал какое-либо желание примириться с церковью».
В тот же день Варсонофий пытался говорить на эту же тему с Софьей Андреевной, но, узнав, что она не видела Толстого в сознательном состоянии, и найдя ее сильно потрясенной смертью мужа, ограничился сочувственными фразами и, сказав «моя миссия окончена», удалился.
Черные вороны в клобуках – Парфений и Варсонофий отбыли из Астапова, не выполнив «воли пославших их». Бывший служака полковник Варсонофий остался верным себе и дабы оправдаться перед духовным начальством, прихватил с собой «на всякий случай» следующую справку:
«Сим свидетельствую, что настоятель скита Оптиной пустыни, Козельского уезда, Калужской губернии, игумен Варсонофий, несмотря на настоятельные просьбы, обращенные к членам семьи графа Льва Николаевича Толстого и находившимся при нем врачам, не был допущен к графу Толстому и о его двухдневном пребывании на станции Астапово покойному сообщено не было. Исполняющий должность Рязанского губернатора князь Оболенский. Ст. Астапово, 7 ноября 1910 года» *(* Дело № 331 за 1910 г. Архив синода «По поводу полученных сведений о тяжкой болезни Л. Н. Толстого»).
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 .. 28 >> Следующая