Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Отлучение Льва Толстого - Петров Г.И.

Петров Г.И. Отлучение Льва Толстого — Знание , 1964. — 29 c.
Скачать (прямая ссылка): otlucheniyelvatolstogo1964.doc
Предыдущая << 1 .. 20 21 22 23 24 25 < 26 > 27 .. 28 >> Следующая

Попытка оскорбить память усопшего писателя, приписав ему отказ в страхе перед смертью от убеждений всей его жизни и примирение с церковью, провалилась, и тотчас же синод запретил православному духовенству совершать панихиды по Толстом: «Благочинные Петербурга получили сегодня предписание не дозволять служения панихид по Л. Н. Толстом. В случае заявления о желании отслужить панихиду по рабе Божием Льве, следует осведомиться о фамилии, и, в случае, если скажут Толстой, панихиды не служить* (* «Русское слово», 8/21 ноября 1910 г. № 257), или: «Синод постановил не разрешать совершения поминования и панихид по графе Толстом», – телеграфирует митрополит Антоний в Калугу епископу Вениамину после смерти писателя.
Казалось, что смерть Толстого положит конец гонениям, однако приведенные указания синода, несомненно, преследовали цель подогреть могущие заглохнуть чувства озлобления, в свое время разбуженные отлучением, напомнить живым о «греховности нераскаянно умершего».
Озлобленные скандальным провалом многолетних попыток заставить Толстого покаяться отцы церкви – проповедники милосердия и всепрощающей любви после его смерти сбросили с себя елейные маски и, мстя непокорному борцу против мракобесия и мыслителю, организовали целую систему планомерного надругательства над памятью покойного писателя, подкрепив ее серией синодских циркуляров, посланий и проповедей, громящих «антихриста и кощунника» – Толстого.
«Было сделано все, что только можно, чтобы лишить похороны Толстого их всероссийского значения», – писал Валерий Брюсов.
«В день погребания вся полицейско-жандармская охрана была поднята на ноги. Установлено наблюдение за магазинами венков, дабы не выпускались ленты с революционными надписями, не допускалось убранство трауром зданий.
На всем пути траурной процессии от станция Засека до Ясной Поляны (четыре версты) стояли пешие и конные жандармы и стражники; поблизости располагались на «всякий случай» вооруженные отряды. До самой могилы тело Толстого следовало под неусыпным наблюдением полиции и жандармов. Всю дорогу огромный хор, разделенный на три части, поочередно пел «вечную память». Полиция и жандармы вели себя сдержанно» * (* Н. Лейн. Похороны Толстого. Рукопись. Гос. музей Л. Н. Толстого. Москва ).
«После погребения Толстого Московское охранное отделение установило секретное наблюдение за лицами, приходящими на могилу. Сотрудник охранки доносил по начальству, что посетители, опустившись на колени, поют «вечную память», затем произносятся революционные речи» * (* «Былое». 1917 г. № 3/25, стр. 197 и 200 (из Записок секретного сотрудника Московского охранного отделения «Блондинки»).
* *

Смерть Толстого отозвалась глубокой скорбью не только в сердцах русских людей, но и во всем мире. Студенческие и рабочие демонстрации и забастовки, явившиеся откликом на кончину великого писателя, выразили чувства протеста передовых слоев общества против реакционной политики царского правительства, страстным обличителем которой был Толстой.
Множество людей хотело принять участие в похоронах Толстого – первых гражданских публичных похоронах в истории России, похоронах без церковных обрядов, без отпевания, но правительство чинило всяческие препятствия этому, и тысячи желающих не могли осуществить своего намерения, поэтому Ясная Поляна была буквально засыпана соболезнующими телеграммами от отдельных лиц и групп, отправка которых принесла многим авторам их немалые неприятности.
Правительство терроризировало народ. За малейшие попытки организованного чествования памяти Толстого люди преследовались. Арестовывались и высылались «в места отдаленные» лица, виновные в публичном выражении скорби по поводу кончины писателя.
Пытаясь всемерно принизить значение утраты Толстого для России и всего человечества, правительство мобилизовало все силы по всем направлениям. Несмотря на принятые меры и массовые репрессии, самодержавию не удалось сорвать движения протеста против гнусной политики правительства и лицемерия «святых отцов», пытавшихся пойти на всенародный обман, лишь бы доказать, что воля Толстого сломлена, он «раскаялся, посрамлен в своих заблуждениях и вернулся в лоно церкви».
Волной протеста ответила Россия, возмущенная преступной тактикой правительства, долгие годы травившего Толстого, запрещавшего его произведения, попытками инсценировать его «раскаяние» и, наконец, препятствиями чествованию его памяти.
«Смерть Толстого, – писал В. И. Ленин, – вызывает – впервые после долгого перерыва – уличные демонстрации с участием преимущественно студенчества, но отчасти также и рабочих».
Лев Толстой победил. Победил многовековую монолитную организацию разветвленного по всему миру религиозного дурмана и мракобесия, утверждающую и благословляющую власть, богатство одних, бесправие и нищету других.
Величие Толстого – в простоте и стойкости, с которой он, как столетний дуб, ушедший корнями глубоко в землю, грудью встретил ожесточенное сопротивление прогнившего самодержавия и черносотенной православной церкви.
Предыдущая << 1 .. 20 21 22 23 24 25 < 26 > 27 .. 28 >> Следующая