Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Западная литература. История духовных исканий - Рабиновичь В.С.

Рабиновичь В.С. Западная литература. История духовных исканий — Интерпракс, 1994. — 148 c.
ISBN 5-85235-104-0
Скачать (прямая ссылка): zapadnayaliteraturaistoriya1994.pdf
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 109 >> Следующая

Рассмотрим трагедию «Сид». Перед нами — испанский город. И живут в этом городе двое влюбленных: Родриго Диас и Химена. Все идет к счастливому финалу, и вдруг любовная
идиллия нарушается «служебным конфликтом» между отцами влюбленных: отец Родриго дон Диего и отец Химены граф Гормас не поделили вдруг открывшуюся «вакансию», говоря нашим языком, на место наставника королевского сына. Отцу Родриго дон Диего эта должность пожалована; отец Химены граф Гормас этим недоволен:
Как ни возвышен трон, но люди все подобны; Судить ошибочно и короли способны;
И этим выбором доказано вполне,
Что настоящий труд у них в плохой цене...
В результате несостоявшийся наставник королевского сына, отец Химены, дает состоявшемуся наставнику, отцу Родриго, пощечину и изрекает после этого:
Прощай! Пусть юный принц, ища пример в отчизне, Читает летопись твоей высокой жизни;
Вот этой платою за дерзость болтуна В немалой степени украсится она.
Юный Родриго оказывается перед выбором: с одной стороны — страстная любовь к Химене, с другой — долг мести ее отцу:
Я предан внутренней войне,
Любовь моя и честь в борьбе непримиримой: Вступиться за отца, отречься от любимой!
Тот к мужеству зовет, та держит руку мне.
Но что б я ни избрал — сменить любовь на горе Иль прозябать в позоре, —
И там, и здесь терзаньям нет конца.
О, злых судеб измены!
Забыть ли мне о казни наглеца?
Казнить ли мне отца моей Химены?
Но в конце концов Родриго делает единственно правильный для героя классицистической трагедии вывод:
Отцу обязан я первее, чем любимой;
Умру ли я в бою, умру ль, тоской томимый,
Я с кровью чистою умру, как был рожден.
Мое и без того чрезмерно небреженье.
Бежим исполнить мщенье;
И, колебаньям положив конец,
Не совершим измены:
Не все ль равно, раз оскорблен отец,
Что оскорбившим был отец Химены.
Итак, классицистическая норма требовала от трагического героя четкой расстановки приоритетов:
Отцу обязан я Первее, чем любимой.
Из этого не следует, что обреченность корнелевского героя на подобную расстановку приоритетов делает его чувство менее страстным, более холодным, «головным». Родриго продолжает страстно любить Химену, и это чувство вовсе не уничтожается принятым в конце концов решением мстить. Корнель понимает это чувство, он сострадает своему герою. И победа над ним — это вовсе не победа высокого над низким, это — победа высшего над высоким. Родриго из «Сида» в конце концов свершает мщение, убивает отца своей возлюбленной. И теперь уже Химена перед выбором: в ней живет по-прежнему любовь к Родриго, но долг перед своим отцом ей велит требовать его казни (при этом она понимает, что перестала бы уважать Родриго, если бы он не отомстил ее отцу, — ибо в данном случае он мстил за честь своего отца). В конце концов она решает:
Чтоб честь свою спасти и обрести покой,
Послать его на казнь и умереть самой.
И лишь по велению короля казнь не свершается.
Трагический конфликт, легший в основу сюжета корнелевского «Сида», имеет достаточно глубокие корни в мировой культуре. Можно вспомнить в этой связи, например, трагедию В.Шекспира «Ромео и Джульетта». Похожий сюжет — любовь на фоне родительской вражды. Трагедия разлома души: на одной стороне — долг перед родом, на другой — любовь. С одной стороны — как может Джульетта продолжать любить человека, который стал убийцей (пусть невольным!) ее брата? С другой стороны — как может она подавить в себе чувство и мстить Ромео? Итак, герои Корнеля и Шекспира попадают в похожие ситуации. Но исходы — разные. Шекспировская трагедия, созданная за несколько десятилетий до корнелевской, опирается еще на традиции эпохи Возрождения — и потому здесь реабилитируется человеческое чувство, и потому эта трагедия не может вызвать у зрителя или читателя никакого иного чувства, кроме чувства преклонения перед двумя влюбленными молодыми людьми, которые не отреклись от своей любви даже под страшным давлением внешних обстоятельств. Классицистическая трагедия Пьера Корнеля «Сид» ставит вопрос по-другому: да, любовь — это высокое и прекрасное чувство, но не является ли в определенных ситуациях окончательный выбор в пользу любви отречением от чего-то более фундаментального, незыблемого, в данном конкретном случае — от своего рода? Наверное, это проблема вечная, и окончательное ее решение едва ли возможно. Возможны лишь разные варианты решения, которые в совокупности и дают представление о сложности этой проблемы.
В 1639 г. Корнель пишет трагедию «Гораций». В основу трагедии положен сюжет из римской истории. Здесь уже в борьбу с чувством вступает долг перед высшей ценностью — Государством.
Итак, два города-полиса, Рим и Альба-Лонга, ранее дружественные, вдруг оказываются в состоянии вражды друг с другом. Но многие из жителей этих городов уже связаны родственными узами. Однако характерная для эпохи классицизма иерархия ценностей требует от героев трагедии единственного выбора: да, родственные узы святы, но долг перед Государством — превыше всего. И вот римский аристократ Гораций убивает в бою возлюбленного своей сестры Куриация — ив этом, в глазах Корнеля, прав. Но, вернувшись, он убивает и свою, по его мнению, недостаточно преданную Риму сестру, которая осмеливается в день торжества победы скорбеть о смерти своего возлюбленного и клясть погубивший его Рим.
Предыдущая << 1 .. 51 52 53 54 55 56 < 57 > 58 59 60 61 62 63 .. 109 >> Следующая