Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 116 >> Следующая

*
1 Хотя в те времена было течение, которое воспевало и плотскую лю-оовь, оно запечатлено ярче всего в альбах, песнях утренней зари, и в не-".отл х повестях, где возлюбленной рыцаря чаще всего бывает cvnpvra другого рыцаря.
Год завоевания Прованса северянами.
43
грубые нравы, и порабощение женщины. Но книга эта — не история любви, и здесь идет речь только о схваченных искусством сдвигах, которые происходят в чувствах и нравах людей, меняя их, делая непохожими на то, что было раньше.
Рыцарская любовь, как знают, наверно, многие, почти никогда не была супружеской. Возлюбленная была или девушкой — как в истории Окассена и Николет, или супругой другого рыцаря — как это было у Тристана и Изольды, Ланселота и Гиневры или в других романах Кретьена де Труа.
Трубадуры воспевали нарушение супружеской верности, воспевали возвышенную любовь, и это была человечная позиция, предвещающая в чем-то гуманизм Возрождения.
В сословной системе средневековья человек был не человеком, не личностью прежде всего, а функцией, представителем сословия, рыцарем, духовным лицом, вилланом. Такой же функцией человека — не человеком, не личностью — была и женщина. Девушка была только будущей супругой; женщина была или хозяйкой дома, или матерью наследника, или рабочей силой прежде всего.
От рождения до смерти человек был закован тогда в кандалы сословных установлений, каменных обрядов, мертвых обычаев. Крепостному рабу и женщине было особенно тесно под их гнетом,— потому что женщина была в семье крепостной. Рыцарь, который относился к девушке, как к богине, начинал относиться к женщине, как к рабыне; став супругой, госпожа мгновенно становилась рабой. у
И только в любви женщина была тогда человеком, только в любви рыцарь относился к ней, как к личности. Поэтому трубадуры, которые воспевали любовь-преклонение, восставали тем самым против мертвящей власти бесчеловечных обычаев, ратовали за «родовой», а не за «видовой» подход к человеку. Их гимны возвышенной любви, гимны «измене» и смиренному обожанию были страстной мечтой об идеальных и человечных отношениях между людьми. Рыцарская любовь была любовью- утопией, лю-бовью-мечтой, и она была протестом чувства против цепей, в которые жизнь заковала человека.
В духовном развитии человечества культ провансальской любви сыграл огромную роль, и больше всего именно своим обожествлением женщины.
«Мадоннизируя» женщину, обожествляя ее, на ее образ накладывали тем самым представления именно о высших человеческих свойствах — красоте, прелести, телесной грации, уме. Когда-то вознесенные в небеса, эти представления стали теперь возвращаться на землю, резко меняя самосознание человека, обогащая его в своих глазах.
44
В рыцарском искусстве женщина начинает измеряться мерами самых высоких идеалов, созданных к тому времени человеком. И в ¦этом состоит гигантская — эпохально-историческая — роль того переворота, который произошел в средние века.
Конечно, сдвиг этот был противоречив, и, как все на свете, он нес в себе и светлые и темные стороны. В женщине почиталось тогда не все человеческое, а только то, что было ближе к божественному,— ее духовная красота, часто отделенная от ее земной, телесной красоты. Но до этого обожествлялись, то есть наделялись высшими человеческими ценностями, только земные боги — духовные и светские иерархи. Теперь обожествляется — то есть очеловечивается — женщина, — именно как женщина, как человек, и это огромный шаг на пути к гуманизму — отношению к человеку как к родовому существу,— совершенно новой человеческой ценности, которая начинает рождаться в эту эпоху.
Античное поклонение женщине как живому естественному существу прошло, возрожденческое отношение к ней как к земному человеку еще не появилось. И религиозно-иерархическое обожествление женщины передавало именно человеческое отношение к ней, было прямым мостиком к возрожденческим взглядам.
Родство любви и искусства, их одинаковое очеловечивающее воздействие так и бросаетсд здесь в глаза. Любовь и искусство одинаково помогали людям увидеть в себе людей, одинаково открывали пм глаза на таящиеся в них человеческие ценности.
Могут спросить, что «лучше», что «выше», что человечнее — провансальская любовь или любовь античная?
Вряд ли верно даже задавать такой вопрос.
Любовь рыцарей и любовь древних неодинаковы по своему характеру, у каждой из них есть свои «преимущества» и свои «недостатки», которых нет у другой.
Рыцарская любовь более цивилизованна, более духовна, более утонченна психологически. Тут она явно богаче античной, стоит впереди нее. Но зато античная любовь полнокровнее, цельнее, естественнее, в ней есть гармония телесных и духовных влечений, которой нет у рыцарской любви.
Центр тяжести рыцарской любви лежит в душе человека, эта душа — почти единственный — и, во всяком случае, главный источник любовных радостей. Тело человека отошло тут на задворки, любовь потеряла равновесие, сделалась почти «односторонним» чувством,— и это явная общечеловеческая потеря. Античная любовь тут «выше»,, человечнее, ближе к родовым идеалам людей, чем рыцарская любовь.
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 116 >> Следующая