Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 17 18 19 20 21 22 < 23 > 24 25 26 27 28 29 .. 116 >> Следующая

Многие правила трактата доступны только здоровым, крепким, гибким людям; и видно, что создавались они не для расслабленны* сластолюбцев, не для людей некрепких, праздных, а для людей, которые ведут нормальную жизнь, заняты физической работой, закаляющей их.
Конечно, вряд ли стоит думать, что именно такой была вся любовь в Древней Индии. Такими скорее были идеалы любви, а не сама любовь,— хотя, судя по индийскому искусству, эти идеалы встречались и в самой жизни, и, может быть, не так редко. Но наверно для большинства людей здесь — как и в любую другую эпоху — между идеалом и жизнью лежал разрыв.
Индия была в те времена страной каст и канонов, женщина была подчинена деспотическому господству, жизнь ее была замкнута рамками семьи, гарема. И конечно, г«се это прямо влияло на тогдашнюю любовь, пригнетая и гася ее, отнимая у нее радости.
Но идеалы «Кама Сутры» были врагами этого унижения любви. Во всех ее любовных наставлениях нет и намека на эгоизм, на пренебрежение женщиной. Тяга к душевному равенству, уважение друг к другу, стремлеиие< дать другому как можно больше радо- , стей — все это насквозь пронизывает книгу.
«Кама Сутра» говорит о бережном отношении к молодой жене и невесте — особенно в первые дни женитьбы,— о том, как вести себя, чтобы не причинить им боль, не оскорбить их стыдливость, не задеть достоинство. Она специально предупреждает против того, что может быть неприятно в любви девушке или юноше какого-то темперамента или сложения, она учит, как преодолеть неравенство темпераментов или дающую столько трагедий разницу в строении любовных органов.
И вся она просвечена гедоническим мироощущением, мироощущением секунды. Для тех, о ком говорит «Кама Сутра», как бы нет ни прошлого, ни будущего, есть только то, что течет сейчас, и оно дает такое ослепительное счастье, что за ним уже ничего больше
52
нельзя увидеть. Как будто бы тем, к кому обращен трактат, незачем бояться будущего, не надо заботиться о тяготах жизни.
Конечно, такой иллюзорный подход возносит любовь над обычной человеческой жизнью. Но этой же своей стороной — как утопия — он и интересен. Он несет в себе зерна идеального мироощущения, эхо такой жизни, когда мир любви и другие миры человеческой жизни живут в гармонии, не враждуют между собой, и человек может не думать ни о чем, кроме любви.
Возможно, что такое «легкомыслие» заложено в самой психологической природе человека. Многие, наверно, знают, что в высшие моменты любви для человека ничего, кроме любви, не существует, во времена эмоциональных бурь его чувства — естественно, нормально — заглушают голос его сознания. А чувства по самой своей природе не могут воспринимать будущее — или любую абстракцию вообще. И эти естественные — и противоречивые — состояния, видимо, никогда не исчезнут, и они всегда будут давать людям и счастье, радость, и боль и тоску.
Если сравнить между собой индийскую и провансальскую любовь, видно будет, какими разными путями шло человечество на Западе и на Востоке, и как по-разному — с уклоном в духовность и с уклоном в телесность — понимало оно ценности любви.
Конечно, арабская и индийская любовь была не только благом. К ней относились тогда как к источнику радостей, который доступен всем и который возмещает собой горе жизни. Но идеализированная, эта любовь была во многом иллюзией, и вряд ли она могла по-настоящему восполнить собой жизненные горести.
Телесная изощренность этой любви была — в каких-то своих чертах — такой же односторонней, как духовная изощренность у трубадуров и итальянских поэтов «дольче стиль нуово» (нового сладостного стиля). Она — и это особенно видно у арабов—мало развивала индивидуальность любви, а кое в чем даже сдерживала ее.
И отношение к женщине было в этом культе противоречивым: ее воспевали, но больше как сосуд наслаждений, а не как человека, личность,— и до настоящего человеческого равенства было еще далеко. Да и само воспевание любви как центра всей жизни могло не только давать радости, но и приводить к чувственному рабству человека, к смещению всей шкалы ценностей.
плоть Д и платонизм
Полузверь, полуангёЛ
во, и слияние в ней духовных и чувс венных порывов часто создавало неудобства для моралистов.
Есть старый немецкий афоризм: человек — это полузверь, полу-ангел. Есть изречение поновее: человек начинается в человеке выше желудка. Человек раздвоен здесь на тело и дух, и двоение это возникло очень давно.
Уже греческие философы-орфики, противники олимпийской религии, в VIII—VI веках до нашей эры говорили о двух сущностях человека: божественной, высокой — и титанической, низкой. Бога Диониса, говорили они, когда-то растерзали и съели титаны. От титанов произошли люди, и поэтому в людях заложены два естества — божественное, от Диониса, и низменное, от титанов. Это двоение, говорили орфики, пронизывает человека во всех его действиях, и люди должны очищаться от скверны титанизма.
С тех пор, меняясь и варьируясь, это двоение человека проходите через всю историю, и так относились к любви не только ретрограды, но и многие даже гениальные мыслители. И великий Гегель — тонечно, не так грубо, не так упрощенно — тоже расщеплял чело-зека на природную и духовную ипостась, и все недуховное считал ІИЗШИМ, животным.
Предыдущая << 1 .. 17 18 19 20 21 22 < 23 > 24 25 26 27 28 29 .. 116 >> Следующая