Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 28 29 30 31 .. 116 >> Следующая

56
в своей основе чувств, и телесно-физическое в ней всегда идет в сплаве с духовно-идеальным.
Сплав этот до того глубок, что даже самые «далекие» от духовности слои любви тоже одухотворены, пронизаны человечностью.
Молодой Маркс писал в «Святом семействе», издеваясь над своим противником: «Пастор настолько унижает чувственность, что упраздняет именно те моменты чувственной любви, которые одухотворяют ее: быстрое кровообращение, которое доказывает, что человек любит не с бесчувственной флегмой; нервные токи, которые соединяют орган, являющийся главным седалищем чувственности, с мозгом. Он сводит истинную чувственную любовь к механическому secretio seminis...»
Конечно, тут есть ирония, есть эпатаж, но тут хорошо виден широкий подход к чувственности, к ее одухотворению, и точно сказано о шарахающемся сужении чувственности до одного secretio seminis (выделения семени). Именно так смотрят на чувственность ханжи, и основа здесь не только моральная, но и философская,— въевшийся в обиход (и идеалистический) взгляд на любовь, как на что-то идеально-духовное, а на тело — как на что-то скрыто-животное.
Взгляды эти стали ходячими во времена средневековья, и по типу своему — это ярчайший образец религиозного сознания. Средние века заковали тело человека в доспехи, в бархат или в дерюгу крестьянского платья. На смену античной скульптуре, где тело свободно от всяких пут, пришли иконы, где тело упрятано в тюрьму одежд. И такое отношение к телу человека царило не только в Европе, но и на Востоке.
Дзюнъичиро Танизаки, японский писатель и философ первой половины XX века, писал об этом в своем эстетическом трактате «Красота тени». Он напоминал, что в японском кукольном театре «Бунраку» у кукол-женщин нет тела, а есть только голова и кисти рук, которые выходят из платья. «На мой взгляд,— писал он,— в этом много реального: женщина в старину существовала лишь над воротом платья и снаружи рукавов... Если не бояться впасть в крайность, то можно утверждать, что тогдашние женщины не имели тела» 2. В чем-то похожей на эту куклу была и европейская икона средних веков: тело было там только абстракцией, передаточным звеном, внешним сигналом духа — не больше.
В эпоху Ренессанса началось обратное движение. Возвышение плоти достигает в те времена гигантской величины — величины
*
! д ^аРкс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 2, стр. 72.
А- а низ аки, Красота тени, «Восточное обозрение», 1939, стр. 123.
57
Гаргантюа и Пантагрюэля. И недаром, конечно, Рабле сделал их гигантами. Их величина — это как бы линза, которая в огроьи >ix размерах показывает людям то, чего они до этого не замечали. После умерщвления плоти, к которому влекло средневековье, ее насыщение требовало именно такой буйной чрезмерности во всем. Герои этого времени — чемпионы в любви, они готовы любить в любую секунду, они ненасытны в любви, как в вине и еде.
И все-таки реабилитация плоти была только верхним этажом того дома, который построило Возрождение. Фундамент этого дома, главное, что оно сделало,— это реабилитация, освобождение человеческого духа.
О философском значении эю. о переворота, о кардинальномировоззренческом — а вовсе не бытовом — возвышений плоти глубоко говорит М. М. Бахтин в своем «Творчестве Франсуа Рабле» (М., 1965) и JI. Е. Пинский в «Реализме эпохи Возрождения» (М., 1961).
М. Бахтин так пишет о народно-ренессансной концепции тела: «материально-телесное начало здесь воспринимается как универсальное и всенародное». «Тело и телесная жизнь... это вовсе не тело и не физиология в узком и точном современном смысле». Это как бы не частное, не индивидуальное тело отдельного человека, а «родовое тело», вселенская сущность. Оно как бы вбирает в себя весь мир, служит его универсальным зеркалом. Оно «не отделено от мира четкими границами: оно смешано с миром, смешано с животными, смешано с вещами», оно «не замкнуто, не завершено, не готово, перерастает себя самого, выходит за свои пределы».
Происходит как бы возрождение древнего (еще доклассиче-ского) синкретизма, при котором тело человека смутно вмещало б себя весь мир, было слито с ним. Это уникальное, неповторимое отношение к телу на короткий срок пронизывает собой искусство й потом почти совсем исчезает из него.
В новой — «аналитической» — концепции тело выглядит совсем по-другому, играет абсолютно другую роль. Оно здесь — частное, индивидуальное, оно, как говорит М. Бахтин, оторвано от родового тела, «отграничено от других тел, закрыто». «Вечная неготовость тела как бы утаивается, скрывается: зачатие, беременность, роды, агония обычно не показываются». «Показаны только такие действия тела во внешнем мире, при которых между телом и миром остаются четкие и резкие границы; внутрителесные действия и процессы... не раскрываются» [.
*
1 М. Бахтин, Творчество Франсуа Рабле, М.. 1965, стр. 24, 31, 32, 35.
58
Два эти философских взгляда на тело, два мировоззренческих подхода к нему все время сталкивались между собой в истории человечества. Крайним проявлением «аналитического» подхода было религиозное отношение к телу человека.
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 28 29 30 31 .. 116 >> Следующая