Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 41 42 43 44 45 46 < 47 > 48 49 50 51 52 53 .. 116 >> Следующая

Взрывается их трагический спор, который отбрасывает их из шалаша, «рая для милых», в окопы, в ад человеческой вражды.
«Значит, земля напополам трескается,— кричит Марютка,— люди правду ищут, в кровях мучаются, а ты байбаком на лавке за печью будешь сказки читать?»
«Не знаю... и знать не хочу,— крикнул исступленно поручик, вскакивая на ноги.— Знаю одно — живем мы на закате земли. Верно ты сказала: «напополам трескается». Да, трескается, трещит, старая сволочь! Вся опустошена, выпотрошена. От этой пустоты и гибнет».
И поручик отказывается от своей робинзонады, от утопии естественного человека. «Спасибо,— говорит он,— научила! Если мы за книги теперь сядем, а вам землю оставим в полное владение, вы на ней такого натворите, что пять поколений кровавыми слезами выть будут. Нет, дура ты моя дорогая. Раз культура против культуры, так тут уже до конца...».
И снова они стали тем, чем были в начале рассказа: не просто людьми, а частичными фигурами, солдатами разных армии. Любовь — это общечеловеческое чувство, которое стремилось сделать их «общечеловеками», которое будило в них то, что их объединяет, потерпела поражение. Трещина, которая расколола мир. прошла и через их сердца, и их любовь сменилась ненавистью.
105
В отчаянии она схватила винтовку, и он «услыхал за спиной ornj шительный, торжественный грохот гибнущей в огне и буре ПЛ: неты. Не успел понять почему, прыгнул в сторону, спасаясь от кі тастрофы, и этот грохот гибели мира был последним земны звуком для него».
Так была поставлена «точка пули» в конце их любви. Так п< гиб человек — целый микромир,— который из врага не смог стаї другом. Космическая картина его гибели — как оглушительной п бели планеты — символична. Гибнет целый мир, овеществленны в нем. Гибнет любовь, убитая войной и расколом мира, убита историей и муками, в которых рождается другой мир.
В эпоху этого рождения новое слово о любви сказал Маяко ский. Трагическая любовь его, раненная и подавляемая, бьете і;ак огромная птица в клетке, в поэме «Облако в штанах».
Он молит свою любимую:
Он надорванно, трагически любит ее, до обморока жаждет cad его мая. Он как бы ощущает, что здесь, в атом мире, не можеі быть мая любви.
Его любовь — вернее, тоска по ней — так велика, что не помё щается в нем, ей тесно, она рвется наружу.
Любовь для него — землетрясение, она переворачивает — жизнь, сотрясает всего человека. Это не мелкое чувствице (« де танго»), а громадной силы страсть; она делает человека в каном, рождает в нем титанические импульсы, и он сам ві
В раздетом бесстыдстве,
в боящейся дрожи ли,
но дай твоих губ неисцветшую прелесть:
я с сердцем ни разу до мая не дожили,
а в прожитой жизни
лишь сотый апрель есть.
И чувствую — «я»
дта меня мало.
ДЛИ ЛІСПИ. AXCUI1U.
Кто-то из меня вырывается упрямо.-
С
себя гигантом.
Если б был я і,іал іький,
как Ветикиі экеан,— на ттыпочки б волн встал, приливом ласкался к луне бы.
Где люб.шую найти мне, такую, как и я?
Такая не уместилась бы в крохотное неоо!
106
И он мечтает, он нестерпимо хочет:
О, если б был я тихий, как гром... о, если б был я тусклый, как солнце!
Откуда этот возрожденческий гигантизм, этот космизм в любви?
Маяковский выразил этим, овеществил одну из центральных идей эпохи. В новое время личность человека становится — в соб-с гвенных глазах — громадной величиной, и это свое величие она хочет видеть и через любовь, хочет ощущать по громадным чувствам, которые сотрясают ее сердце. И поэтому любовь — огромное благо для человека, поэтому она враг всему, что враждебно его личности — деньгам, законам, устоям собственничества, влияниям конвейерной эпохи и войн, стремящихся свести значение личности до нуля.
Маяковский посвящает им свою поэму «Про это». Он пишет о том, как из старой любви выламывается новая, как тина мещанства всасывает ее, хочет утопить в себе. Любовь его была неразделенной, и она оставалась неразделенной даже тогда, когда ее разделяли. Ибо она была поразительно глубока, а ответная любовь была куда мельче, и множество струн его души попросту не находили ответного звучания.
Наверно, во времена неравенства это очень частая трагедия— любовь, которая остается неразделенной, даже если ее разделяют. И жаль, что нынешнее искусство почти не говорит об этом. Ведь это касается всякого неравенства — и психологического не меньше, чем социального. Когда один человек глубже или тоньше, чем другой, он и любит глубже или тоньше, и с горечью видит, что какие-то порывы его любви не находят отклика, остаются неразделенными.
Так же — все мы знаем это — бывает просто и с людьми разных характеров, разных темпераментов, разного склада чувствований. Так всегда было и так всегда будет, потому что всегда будет психологическое своеобразие, непохожесть, неравенство; и эта неразделенность даже разделенной любви — и даже в самые ёе счастливые моменты — одно из вечных противоречий любви, горький осадок на дне ее радостей.
Предыдущая << 1 .. 41 42 43 44 45 46 < 47 > 48 49 50 51 52 53 .. 116 >> Следующая