Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 50 51 52 53 54 55 < 56 > 57 58 59 60 61 62 .. 116 >> Следующая

По таким «рискованным» дорогам ходят не только прозаики, но и многие поэты. Василий Федот ов например, возглашает в одном из стихотворений книги «Седьмое небо»:
О женщина,
Краса земная,
Родня по лннии прямой Той первой,
Изгнанной из рая,
Ты носишь рай В себе самой.
Сообщив эту истину, он говорит библейским, как ему кажется, стилем:
Я говорю
Библейским стилем И возглашаю горячо: .
Не Петр-ключарь,
А я, Василий,
Заветным наделен ключом.
124
\
И чтобы не было сомнений, какой ключ воспевается тут, поэт вручает-его нам в следующей строфе:
Мы любим По земным законам,
И соблазняешь ты меня Не яблочком одним,
Зеленым,
А сразу спелыми Двумя.
Таковы «ключевые» позиции В. Федорова в этом стихотворении. Стихи эти, возможно, выглядели бы неплохо, будь они настроены на волну юмора, составлены по законам пародии. Но это серьезные, философические, «интеллектуальные» размышления, и тем пародийнее они от этого выглядят.
II это не просто осечка вкуса. Вот, например герою поэмы В. Федорова «Седьмое небо» снится, что он на звезде (!) Веге. Он гуляет с «вегианкой» и «общается» с ней через свой чуб, который раньше был «подмогой в незавидноїі красоте», а теперь стал «станцией приема биотоков, чтоб говорить с живущей на звезде». Он глядит на нее и видит, что
И в полумраке маленькие груди Томливо излучают Теплый свет...
И, увидев это, он мгновенно пытается возлюбить ее «по земным законам»:
И вот одна,
Светившая округло,
Под жесткою рукой моей Потухла.
За этот поступок автор, правда, судит героя, но, увы, под такой «жесткой рукой» может потухнуть любая поэзия.
Звезда или ночник?
Такое падение художественно-психологического качества стало очень ощутимым в последнее время. Проблемы любви начали превращаться в узенькие внутриквартирные и даже внутрипостельные вопросы. Засуха сменилась наводнением, вместо иссохших бумажных цветов стали появляться сочные ягодкн типа клубники. «Реабилитация плоти» была в таких книгах узкой, самодовлеющей, она была отсечена от реабилитации духа, сознания. Воюя против ханжей, делавших из любви «производственное отношение», авторы их делали из нее «биологическое» отношение. Любовь — служанка плана снова стала превращаться в любовь — служанку постели.
125
Девальвация любви заметна и у некоторых молодых прозаиков и поэтов. Иногда она сводится для ниц просто к поц€ туям и объятиям, звезда превращается в фонарь, на место потрясений души встает зудение губ. Изображается такая любовь неглубоко, подражательно, и расстояние от ее поверхности до ее дна частенько равно нулю; это не море любви и даже не река, а обмелевший ручеек, который еле увлажняет почву.
И может быть, самое неприятное состоит здесь в том, что в рассказах и повестях таких писателей немало интересного, свежего, а психологический уровень, на котором говорится о любви, часто бывает застиранно-тусклым. Здесь можно вспомнить и «Завтрашние заботы» В. Конецкого, и «Ударена на первом слоге» Г. Горы-шина — с мотыльковой и дьжурно нетонкой влюбленностью их героев. Можно вспомнить и «При исполнении служебных обязанностей» Ю. Семенова, в которой есть красивость чувств и подчеркнутая — в духе «настоящего мужчины» — значительность, весомость переживаний.
Можно вспомнить и вторую часть «Звездного билета» и «Апельсины иэ Марокко» В. Аксенова, в которых повествование о чувствах влюбленного не обошлось без литературности, без ноток поверхностного тривиализма. (Кстати говоря, у В. Аксенова есть и интересный, с чувством — и чувством юмора — рассказ о любви: «На пол-пути к 'Луне».) Можно вспомнить и «Первый день нового года»
А. Гладилина и «Суету сует» Г. Садовникова, и многие другие книги — поэтичесьие и прозаические, в которых любовь дается неглубоко и с вкраплениями банальности.
Любовь, судя по тому, как она нарисована, обитает в их героях неглубоко — где-то во внешних обводах их души, на ее верхних площадках. Она как водомерка, которая до того легка, что может скользить по воде. Если это и любовь, то двухмерная, упрощенная — и нарисованная традиционно, не ново.
Несколько лет назад в печати вспыхнула короткая полемика о кюбви, и уровень ее был довольно показательные. Поводом для нее было стихотворение Е. Евтушенко «Ты спрашивала шепотом». Е. Евтушенко гюобще много и по-своему пишет о любви. Он ищец в ней чего-то нового, не довольствуется повторением пройденного. Он цепко и тонко схватывает свои ощущения, искренне, открыто Я громко говорит о противоречиях, которые рождает в нем любовь,
о силе и слабостях, котопые она открывает в любящих. И среди его стихов о любви много именно стихотворений, а не стихо-вторепий.
Предыдущая << 1 .. 50 51 52 53 54 55 < 56 > 57 58 59 60 61 62 .. 116 >> Следующая