Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 116 >> Следующая

В самой структуре человека, в самом строении мира подспудно, издалека назревают сейчас кардинальные перемены, которые, видимо, произойдут в ближайшие столетия. Со всеми этими переменами, со всей борьбой «частичности» и «разносторонности» прямо связаны и нынешние поиски смысла жизни. Но осмысливание этих перемен резко отстает от самих этих перемен, и это прямо касается любви и семьи — первородных проблем человеческой жизни.
Теперешнее наше человековедение — и художественное и научное — как будто не замечает этих набухающих — правда, чуть-чуть — сдвигов. Писатели, психологи, специалисты по этике, философы — никто из них не пытается постичь, как нынешнее состояние мира влияет на любовь людей, на их семью.
Что меняется сейчас в чувствах человека, в формах его семейной жизни? Как действует на любовь теперешняя форма семьи — хозяйственной ячейки общества? Просторно ли в ее рамках любви человека и самой его личности, или эти рамки тесны ей? Сохранится ли нынешняя семья, появятся ли новые формы семьи? Или семья совсем отомрет и на смену ей придут новые, не известные нам виды человеческого сожития?
Наше человековедение молчит об этих поразительно важных и острых проблемах. Во многом зависит это от того, что у нас мало глубоких духовных исканий, мало настоящих философских поисков.
Раньше многие герои искусства искали веру, искали смысл жизни. Ото делали и создатели их — писатели и поэты, и ученые, и философы, и общественные деятели. Они хотели понять, для чего они живут, в чем цель жизни, в чем суть человеческих идеалов. Проблемы жизни и смерти, веры и знания, человечности и жестокости му-
чили и волновали их. Этой духовной атмосферой была до краев переполнена и философия и литература XIX и первой трети XX века. Вспомним хотя бы людей Толстого и Достоевского, а в нашу эпоху — героев Горького и писателей двадцатых годов. Их духовные поиски были страстными и напряженными, они буквально выстра-дывали свои идеалы.
А где крупные духовные искания у теперешних героев, людей второй половины века,— а значит, и у их создателей? Кто из них глубоко и всерьез ищет новый смысл нового этапа жизни? Кто стремится схватить и понять всю гигантскую сумму новых проблем, которые со всех сторон обступают нас на пороге атомно-кибернетического века? Неужели верно, что XIX век был веком мысли, а XX — век действия?
В недавние времена у нас как бы считали, что время духовных искании прошло. Смысл жизни открыт, все в области духа известно, и центр тяжести перенесен теперь в сферу материальной практики. Руководящие идеи найдены, и дело теперь за тем, чтобы они становились материальной силой.
Это, конечно, не так. Новая эпоха всегда ставит новым поколениям новые задачи, и искать ответы на них должны мы сами. Человечество идет нехожеными дорогами, каждый шаг на этом пути — шаг по неизвестности, по «терра инкогнита». И из множества дорожек, на которые каждую секунду ветвится эта дорога, люди сами, на ощупь, должны то и дело выбирать ту, которая, как в лабиринте, ведет к их цели, а не в тупики.
Мир все больше начинает втягиваться сейчас в скачок — правда, вековой, долгий, — из которого он может выйти не таким, каким входил в него,— как герой старой сказки, который нырнул в кипящий котел дурачком и вышел оттуда прекрасным царевичем.
Чтобы понять эти перемены, нужно громадное духовное напряжение, нужны страстнее, в полный накал, философские поиски. И тут нельзя полагаться на извозчика, который, мол, довезет. Надо самому изучать географию, самому знать, как, с кем и куда идти. Ибо только постоянные и самостоятельные поиски каждого помогут людям быстрее и безболезненней перейти из царства необходимости в царство свободы.
В свое время, когда родился на свет товарный фетишизм, писатели мира великолепно схватывали все его значение. Вспомним хотя бы Золя — многие его книги строятся вокруг «дела», вокруг громадного предприятия или общественного организма, где все основано на товаре. В «Чреве Парижа» это рынок, в «Дамском счастье» — огромный магазин, в «Деньгах» — банк. Вспомним и «Дело Артамоновых» Горького, где точно схвачено подчинение человека «делу», которое обесчеловечивает человека.
132
У нас тоже есть немало книг, где все действие собрано только вокруг дела (но.уже без кавычек): вокруг постройки гидростанции или завода, вокруг усовершенствования производства или вывода
колхоза из прорыва.
Материальное строительство в этих книгах — единственный центр, вокруг которого вращаются все мыслр героев. Духовного строительства в .них нет совсем, а если и есть, то лишь в той служебной и подчиненной мере, в какой это нужно, чтобы достроить
объект раньше срока.
Это и есть фетишизм материальной практики. Материальное строительство отрывается здесь от духовного, духовное оттирается на запятки и выглядит всего лишь безгласным придатком материального.
А ведь цель и смысл жизни — расцвет человека, его культуры, богатство его жизни, его духа. Не возведение сооружений, а совершенствование самого человека, его внутреннего мира, его отношений с другими людьми — главная цель жизни. Материальное строительство — только мостик, ведущий к этой цели, средство для ее достижения, рычаг общего развития человечества
Предыдущая << 1 .. 53 54 55 56 57 58 < 59 > 60 61 62 63 64 65 .. 116 >> Следующая