Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Три влечения - Рюриков Ю.

Рюриков Ю. Три влечения — М.: Исскуство, 1967. — 254 c.
Скачать (прямая ссылка): trivlecheniya1967.djvu
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 116 >> Следующая

Иногда говорят, что альтруизм — современная форма гуманизма. Вряд ли это так. Скорее он был формой гуманизма XIX века, а сейчас он все чаще терпит крушение.
Самоотречение калечит жизнь человека, лишает его этой жизни. А становясь регулятором общественного поведения, оно меняет жизненные связи людей, делает подозрительным, ненормальным все, что не построено на самоотречении; оно путает эгоизм собственнический, ненормальный с естественным, оно подавляет нормальные порывы человека и, побуждая людей к самоотказу, позволяет другим людям пользоваться этим самоотказом.
И самое страшное — оно приводит к обесценению людей, к девальвации личности. Ибо если ты живешь только для других,— то ты только средство, рычаг для других людей, кариатида, которая держит на себе их тяжесть.
Самоотречение несет на себе печать эксплуататорства, неравенства, и в нормальных условиях, вне чрезвычайных обстоятельств, °но не может играть гуманную poJ-ь. Возможно, что исторически
*
\ Н. Г. Чернышевский, Подвое собрание сочинений, т. ], стр. 251.
Там ж е, стр. 444.
135
оно и родилось как рабское чувство, чувство подавляемых людей — неважно кем, другими людьми или природой.
Это не значит, что самоотречение всегда негуманно. Все мы знаем когда оно бывает высшчм видом человечности. Самоотречение — фундамент всего того состояния мира, который мы называем войной. Не будь его, не было бы и войн вообще (и тут, кстати, видна и двойс гвенная природа самоотречения). Да и в быту ни один человек не может прожить без самоограничения — первичной формы самоотречения,— и оно благодатно, когда человек отдает от своего избытка чужому недостатку, создает моменты равенства в колеблющемся равновесии своих отношений с другим человеком.
Но здесь идет речь не об этих приписных истинах, а о том, что когда самоотречение выступает главным двигателем человека и общества, оно уродует и обкрадывает их, питая собой неравенство и несправедливость, которые есть в мире. Самоотречение, альтруизм рождены во времена доличностного состояния человечества, и человек в их системе — не человек, не личность, а частичное существо.
Проблема альтруизма имеет прямое отношение к любви. Многие даже считают, что альтруиЕ м, отказ от себя, составляет самую основу любви. Гегель, например, говорил: «Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом я и, однако, в этом же исчезновении и забвении впервые обрести самого себя и обладать самим собой» *.
Отказаться от самого себя, забыть себя в другом — в этом Гегель видит настоящую суть любви, настоящее обретение самого себя. Как будто настоящая сущность человека — в отказе от себя, и, только отказываясь от себя, забывая себя в другом, он этим самым обретает себя.
Пожалуй, более прав был здесь Фейербах. В любви, писал онп «нельзя осчастливить самого себя, не делая счастливым одновременно, хотя бы и непроизвольно, другого человека... Чем больше мы делаем ’частливым другого, тем больше становимся счастливыми и сами» 2.
Гармония «я» и «не я» достигается обычно не самоотречением, а равновесием своих и чужих интересов. Счастье в любви — самое, наверно, антиэгоистическое и самое антиальтруистическое из всех еидов счастья, потому что в любви, только получая счастье, ты даешь его другому и, только давая его другому, ты получаешь его для себя. Очень подходит здесь расшифровка самого слова счастье, которое недаром называется «со-частью».
1 Гегель, Сочинения, т. XIII, стр. 107.
2 JI. Фейербах, Избпгшные философские произведения, т. 1, стр. 464
136 А
Г ония «Я» И «не я», которая бывает в настоящей любви, мленпе К «слиянию душ» —одна из самых глубоких загадок б и Об этой тяге к слиянию давным-давно писали поэты и философы Еще Платон говорил, что каждый влюбленный одержим «стремлением слиться и сплавиться с возлюбленным в единое существо» ', и эта тяга к взаимному растворению — главное в любви.
Тяга эта рождает в любящих странные психологические состояния. Константин Левин как-то во время ссоры сказал Кити гневные слова, «но в ту же секунду почувствовал, что он бьет сам себя». «Он понял, что она не только близка ему, но что он теперь не знает, где кончается она и начинается он». «Она была он сам».
Это физическое ощущение своей слитности с другим челове-ком — ощущение совершенно фантастическое. Все мы знаем, что в о'бычном состоянии человек простії не может ощущать чувства другого человека, переживать их. Й только в апогее сильной любви есть какой-то странный психологический мираж, когда разные «я» как бы исчезают, сливаются друг в друга, и люди делаются психологическими андрогинами. Возможно, такое слияние бывает только у тех, у кого есть талант сильной любви,— у таких, как Константин Левин или как юная Мария из «Колекола» Хемингуэя («Ты чувствуешь? Мое сердце — это твое сердце... я — это ты, и ты — это я... Ведь правда, мы с тобой — одно?»).
Ощущения, которые дает им любовь, невероятны. Обычная забота о себе как бы вдруг меняет место жительства и переходит в другого человека. Его интересы, его заботы делаются вдруг твоими. Переносясь на другого человека, эта забота о себе как бы проходит сквозь гигантский усилитель и делается куда мощнее, чем обычно.
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 116 >> Следующая