Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Воспоминания бестужевых - Вавилов С.И.

Вавилов С.И. Воспоминания бестужевых — М.: Академии наука СССР, 1951. — 904 c.
Скачать (прямая ссылка): vospominaniebestujevih1951.djvu
Предыдущая << 1 .. 227 228 229 230 231 232 < 233 > 234 235 236 237 238 239 .. 316 >> Следующая


10S (2). Первоначально декабристов навещал протоиерей Петропавловского собора Стахий; с порученным ему заданием он явно не справился и был заменен протоиереем Казанского собора Петром Николаевичем Мысловским. Последний и посещал декабристов вплоть до приговора и отправки из крепости. О Мысловском упоминают чуть ли не все мемуаристы; неоднократно встречаются упоминания о нем и в письмах декабристов и их родственников, однако впечатления и оценки очень противоречивы и его поведение и действительное отношение к декабристам остается неясным. Собственные его «Записки» о декабристах до нас не дошли, сохранился лишь небольшой отрывок, опубликованный в «Щукинском сборнике» (т. IV, стр. 29—40; «Рус. арх.», 1905, IX, стр. 132—133). Очень положительную оценку давали Оболенский, Якуш- 712

Пр имечания

кин, Лорер; отрицательную — Басаргин, Завалишин, Лунин, Муханов-Противоречивость отзывов декабристов оМысловском отметил и М. Бестужев в разговоре с М. Семевским (см. стр. 391). Эти противоречия пытался осмыслить Трубецкой, который полагал, что, сначала настроенный недоброжелательно по отношению к узникам, позже, после личного знакомства, он сделался их другом и покровителем, оказывая много услуг им и их родным (Дек. и их время, II, стр. 17—18). Так же смотрел и А. Муравьев, полагавший, что переворот в Мысловском вызвали результаты суда и, особенно, казнь (Boen, и расск., I, стр. 127); однако таким суждением не снимается подозрение в неискренности Мыс-ловского до приговора, т. е. во время его постоянных встреч с арестованными. Наконец, сестра декабриста хМуханова со слов брата категорически утверждает, что Мысловский был «агентом государя, шпионом, который испортил жизнь многих доверившихся ему» (Дневник Е. Шаховской, «Голос мин.», 1920—1921, стр. 108); в числе этих жертв она считала и самого Муханова, однако подробности не известны. Лунин в письме из Акатуя С. М. Волконскому предостерегал его от дружбы с представителями духовенства, напоминая о той роли, которую они сыграли в их процессе, называя их «переряженными жандармами» (С. Гессен иМ. Коган, стр. 273). Еще резче он пишет в «Разборе донесения», прямо обвиняя крепостного священника в нарушении тайны исповеди (Лунин, стр. 68).

В общем, представляется бесспорным, что какие-то услуги Мысловский сумел оказать, но не следует забывать, что многие из общавшихся с декабристами по официальным поводам лиц были склонны оказывать им различные услуги, учитывая огромные связи и силу декабристских родственников. К тому же, большинство рассчитывало на более мягкий приговор, — в особенности представителям родовой знати и влиятельных дворянских фамилий. Но также бесспорно, что Мысловский оказал немалые услуги и правительству, в значительной мере оправдав возложенные на него поручения, что и было отмечено Николаем, даровавшим ему в день казни орден св. Анны, о чем рассказывает и Лорер (стр. 123).

113 (1). Сильвио Пеллико — итальянский поэт-романтик, участник национально-революционного движения против австрийского владычества и редактор центрального органа карбонариев. Стендаль утверждал, что С. Пеллико «обещает сделаться великим итальянским поэтом» (Стендаль, Собр. соч., т. XI, Л., 1936, стр. 105). В 1820 г. он был арестован и провел в заключении 10 лет. Арест Пеллико произвел большое впечатление во всей Европе; декабрист А. Беляев указывал на заключение в тюрьму Пеллико как одну из причин, содействовавших возникновению у него «либерального образа мыслей» (Семевский, стр. 365). Огромный общеевропейский резонанс имели и его воспоминания, оза- ZZ p имечания

713

главленные им «Мои темницы», вышедшие в 1833 г. и переведенные на все* европейские языки. Несмотря на звучавшие в них ноты примирения и отхода от революции к католицизму и смирению, они были восприняты как обвинительный акт против международной реакции. Русский перевод появился в 1836 г., но М. Бестужев, вероятно, познакомился с книгой еще ранее, прочитав ее в подлиннике (в письмах он всегда цитирует заглавие ее по-итальянски). «Мои темницы» были очень популярны среди декабристов; о них упоминают JIopep, Муханов и др. Муханов писал из Братского острога: «Я получил книгу Пеллико и пробежал ее с жадностью. Ко всем достоинствам присоединяется однообразие нашей судьбы, и Вы можете представить, как мне и книга и автор по душе. Я только не испытал чувств, с которыми въезжают в родину» (Дек. на кат., стр. 222). О впечатлении, произведенном книгой Пеллико на М. Бестужева, и о ее роли в замысле его мемуаров — см. письма к Семевскому.

113 (2). В данном случае М. Бестужев явно не точен; услугами солдат-сторожей пользовались многие декабристы, в том числе и Н. Бестужев. В воспоминаниях декабристов и в переписке сохранилось много свидетельств о такого рода фактах. Сторож принес Оболенскому послание Рылеева, нанисанное на кленовых листьях (Общ. д в и ж., стр. 251—253); Е. Ф. Муравьева — мать Никиты и Александра Муравьевых — сносилась с сыновьями через подкупленных сторожей (Д р у-ж и н и н, стр. 250), о подкупах сторожей определенно говорит Завалишин (стр. 244). Но еще более часты, видимо, были случаи доброго расположения сторожей и их сочувствия к заключенным. JIopep рассказывает об унтер-офицере Соколове, оказавшем ему ряд существенных услуг (JI о р е р, стр. 105, 106, 110, 123); о том же Соколове с большой симпатией упоминает Розен (стр. 90, 95), видимо, о нем же говорит и Ган-геблов, только неправильно называя его другой фамилией (Шеховцев),— он же передает рассказ и о служителе Рослове, чрезвычайно сердечно относившемся к Лунину (Гангеблов, стр. 100, 101, 107); о преданности сторожей говорит и Басаргин, утверждая, что некоторые из них гак сердечно привязались к узникам, что «даже готовы были подвергнуться взысканию, лишь бы только чем-нибудь угодить нам» (Басаргин, стр. 57), в частности, сам Басаргин «абонировался через своего сторожа в книжном французском магазине и брал оттуда книги» (там же, стр. 82). Были попытки и со стороны начальства использования сторожей в качестве шпионов: им разрешалось оказывать мелкие услуги заключенным и даже переносить записки, которые прочитывались администрацией (ср. в наст. изд. рассказ Елены Бестужевой). Любопытно сообщение Басаргина об одном унтер-офицере, который предлагал ему, а раньше Никите Муравьеву организовать побег из крепости и затем. 714
Предыдущая << 1 .. 227 228 229 230 231 232 < 233 > 234 235 236 237 238 239 .. 316 >> Следующая