Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Таштыкский пояс - Азбелев П.П.

Азбелев П.П. Таштыкский пояс — Горно-Алтайск, 2009. — 25 c.
Скачать (прямая ссылка): tastinskiypoyas2009.doc
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 .. 11 >> Следующая

 
2. Композиции поясов.   ^
 
Корейские и таштыкские пояса.   ^
 
Для полноты картины следует сравнить не только элементы наборов, но и составляемую из них композицию — зримый образ пояса, прежде всего и воспроизводимый при заимствовании (если, конечно, оно имело место в реальности). Но и на этом уровне со-
(36/37)
поставлений таштыкские и корейские наборы совершенно не похожи (рис. 6 — 1 vs 2). Корейские пояса выглядели как сверкающие металлические ленты с «бахромой» из функциональных подвесных рамок, а таштыкский пояс смотрелся своеобразной плоской цепью из посаженных с интервалами округлых блях с редкими декоративными «вставками». Это совершенно разные композиции, и аналогичными их признать нельзя.
 
Традиция «ленточных» поясов специфична для дальневосточных культур; она существовала в раннем средневековье только здесь и сохранялась ещё очень долго, а её композиционным принципом всегда (и независимо от того, застёгивался пояс или завязывался) оставалось сплошное заполнение поверхности ремня подквадратными ажурными накладками без дополнительных элементов между ними (ср. приамурские и приморские пояса предмонгольского времени, рис. 6 — 2а-б vs 3, 4).
 
Таштыкская композиция поясных наборов.   ^
 
а) Принцип композитности.   ^
 
Чтобы понять феномен таштыкского пояса, нужно учесть типогенетические обстоятельства, чётче проявляющиеся в сложнофигурных изделиях, для которых могут быть указаны ясные прототипы. Важнейший принцип типообразования таштыкских поясных принадлежностей — имитация составной композиции цельнолитой вещью сложной формы. Изделия, существовавшие как особые предметные типы, «сращиваются» либо продольно, по одной оси, либо перпендикулярно одно к другому.
 
Так появились и наиболее распространённые цельнолитые пряжки (Азбелев П.П., 1992), и крестовидные распределители ремней, и поясные «вставки», накладки и пряжки с боковыми рамками (Азбелев П.П., 2008г), и представленные пока единственной находкой цельнолитые накладки — имитации рамчато-двущитковых композиций, т.н. «блоков» (Азбелев П.П., 2008б, с.66, 72, рис. 1в). Распределители и накладка имеют аналоги в фоминских материалах (Ширин Ю.В., 2003, с.171, табл. VII — 5; с.251, табл. LXXXVII — 4; эти параллели требуют особого изучения, выходящего за рамки данной работы). Принцип цельнолитой имитации составных прототипов привёл и к появлению специфических двух- и трёхрамчатых поясных накладок, представляющих собой композиции из чередующихся крупных округлых (бляшки-«крендельки») и мелких прямоугольных частей.
 
Лучевая версия этого же принципа представлена колесовидной портупейной бляхой с Верхнего Чумыша (Азбелев П.П., 2008г, с.125-126); продольная — т.н. «подвесками-псевдопряжками» (Панкова С.В., 2003, с.272, рис.; к этой сводке нужно добавить: Деревянко Е.И., 1977, с.191, табл. XXVII — 8, 17), обычно включающими как составной элемент и бляшки-«крендельки» с волютами, гипертрофированными иногда уже в спирали.
 
Принцип жёсткой компоновки сложных форм из простых элементов в южносибирских культурах словно бы застыл на ранних этапах своей истории. Но в других регионах его развивитие не останавливалось. Тот же типогенетический принцип (в продольной и лучевой версиях с общим уплощением изделий) стал одним из стилеобразующих для фурнитуры геральдического стиля (Азбелев П.П., 2008в, с.289). Наконец, применение именно этого принципа породило, например, такие характерные для древнетюркской эпохи типы, как Т-образные и трёхлучевые (уздечные и портупейные) распределители ремней.
 
Столь широкое распространение данного типогенетического механизма не позволяет считать его лишь приёмом «из арсенала» таштыкского погребального моделирования: несомненно, цельно-композитные изделия бытовали и в повседневной жизни.
 
б) Таштыкские и «круглобляшечные» пояса.   ^
 
При таком взгляде становится понятно, как преодолеть типологическую уникальность таштыкского пояса. Решающее значение имеет не частная морфология деталей, а воспроизводимая их совокупностью общая композиция набора — чередование округлых блях с прямоугольными, причём округлые элементы (рамки с волютами) крупнее и приподняты (см. боковые виды на рис. 1 — 3, 4), а прямоугольные имеют подчинённое значение, лишь заполняя пространство между образующими основу композиции округлыми рамками.
 
Поясные наборы из округлых бляшек хорошо известны в азиатских материалах древнетюркской эпохи и ранее — первой половины I тыс. н.э. Наиболее древние в I тыс. её образцы — тиллятепинский пояс из погр. 4 (рис. 7 — 1); симметричные элементы фронтальной части «парфянского пояса» из музеев Метрополитэн и Британского, колл.
(37/38)
Дж.П. Моргана, (Черников С.С., 1965, с.140, фото); пояс, изображённый на статуе бодисатвы из 2-го храма в Дальверзин-тепе (Пугаченкова Г.А., 1989, с.14, фото; Тургунов Б.А., 1989, с.90-92, фото), причём здесь округлые бляшки украшают не только пояс, но и другие части костюма, и расположены встык без промежутков, подтверждая тезис о второстепенности прямоугольных элементов. На сасанидских рельефах такие пояса носят цари, а на афрасиабских и восточнотуркестанских росписях — знатные тюрки (Аржанцева И.А., 1987, Yatsenko S.A., 2004). Пояса с каменными и металлическими округлыми бляшками известны в китайских и сино-согдийских могилах середины — третьей четверти I тыс. н.э. (ср. пояс из могилы сабао Аньцзя 570-х гг., Anjia tomb, 2003, p. 63). На Алтае «круглобляшечные» наборы найдены на могильниках Кок-Паш и Кудыргэ (рис. 7 — 3, 4), а в Восточном Казахстане доживают до рубежа тысячелетий (Арсланова Ф.Х., 1969, с.44, рис. 1 — 2). Позднейшее «эхо» традиции «круглобляшечных» поясов — басандайские и др. круглые бляхи, уже с обычными для предмонгольского времени выносными скобами для подвесок (Басандайка, с.270, табл. 55 — 22, 25; Кызласов И.Л., 1980, с.90, рис. 8 — 1, 2).
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 .. 11 >> Следующая