Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Рассказы о великом Сталине - Григорьян В.

Григорьян В. Рассказы о великом Сталине — Т.: Заря востока , 1941. — 94 c.
Скачать (прямая ссылка): rasskaziovelikomstaline1941.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 11 12 13 .. 24 >> Следующая

каждый сейчас сможет представить себе, как оно дорого было нам... Знамя
передавали из рук в руки, каждому хотелось подержать его и, таким
образом, присягнуть в верности пролетарскому делу до конца.
Среди нас было много молодых рабочих. Я пришел в мастерские 16-летним
подростком в мае 1893 года. Стал работать молотобойцем, потом учеником в
сборном цехе
и только через шесть лет выбился в слесари. Получал сначала 10 копеек, а
уже потом 90. Во время августовской забастовки 1900 года мы требовали,
чтобы рабочим, которые получают меньше одного рубля, увеличили плату на
50 процентов, а остальным на 30.
О том, как бороться против эксплоатации, за свои права, за лучшую долю,
мы узнавали в нелегальных социал-демократических кружках.
На одном из занятий кружка, в который я входил, сказали, что придет
молодой пропагандист. Это был Иосиф Джугашвили, но фамилии тогда не
называли. Он был в черной, подпоясанной блузе, в мягкой шляпе.
Товарищ Сталин начал с беседы, расспрашивал каждого о работе в
мастерских, а потом уже стал рассказывать о революционном движении в
России и на Западе, об'яс-нял, что такое прибавочная стоимость, что такое
капиталистическая эксплоатация труда, как духовенство помогает
капиталистам грабить рабочих.
Внимательно слушали мы пропагандиста. О том, что это был товарищ Сталин,
я узнал после 1905 года. Тогда мы называли нашего учителя Коба. Это имя
было знакомо широким массам рабочих.
В 1900 году выбранные из среды железнодорожных рабочн-х товарищи держали
постоянную связь с Центральной социал-демократической группой.
Как только началась августовская забастовка, сейчас же были выдвинуты
требования. Мы требовали установления 8-часового рабочего дня, отмены
(вечерних, так называемых сверхурочных, работ, увеличения заработной
платы и выдачи ее два раза в месяц, человеческого обращения, улучшения
условий труда, освобождения рабочих, арестованных в канун забастовки.
Обычно для пред'явления администрации наших требований приходилось
посылать передовых товарищей. Но администрация часто задерживала их.
Поэтому одним из способов ведения переговоров стала подача письменных
заявлений или расклейка прокламаций, в которых приводились все наши
требования. Ответ администрации должен был вывешиваться в мастерских или
в районе, где жила основная масса железнодорожных рабочих.
В дни забастовки царское правительство окружило мастерские, депо и даже
жилые кварталы войсковыми частями и жандармерией. Полиция производила
массовые аресты, сажала в тюрьмы десятки и сотни рабочих, надеясь сломить
этим волю тысяч.
34
Борьба была упорной, она перекинулась и на другие предприятия. Встречаясь
с рабочими заводов и фабрик Яралова, Адельханова, Энфиад жманца и других,
мы узнавали, что они тоже выступают с требованиями, поддерживают нас.
Но попадались среди рабочих и такие, которые малодушно поддавались на
уговоры администрации, срывали общее дело, становились штрейкбрехерами
или, как мы тогда их называли, шпионами. С ними мы вели суровую борьбу,
окружали их презрением.
Арестовали меня в разгар августовской забастовки. Полицейские пришли за
мной ночью.-я жил тогда возле вокзала. Накануне мне удалось
распространить в районе Му-штаида пачку прокламаций.
В тюрьме уже сидели многие из товарищей. Власти приходили в тюрьму,
проводили опрос: не хочет ли кто вернуться в мастерские, начать работу.
На эту полицейскую удочку шли лишь слабовольные. Таких среди нас было
мало. Мы держались твердо и говорили, что мастерские это та же тюрьма.
Правительство, продержав нас некоторое время в тюрьме, начало высылать в
деревни, откуда мы были родом, откуда пришли в город в поисках куска
хлеба.
Посадка высылаемых рабочих на поезд производилась в Навтлуге. Власти,
опасаясь, что рабочие могут остановить поезд и освободить своих
товарищей, расположили солдат вдоль линии железной дороги от Навтлуга до
Авчал. Даже в вагонах мы находились под неотступным надзором жандармерии.
В числе 13 рабочих я был выслан в Душетский уезд. От станции Мцхета шли
этапом под конвоем. В Душети к моменту нашего прибытия не оказалось
уездного начальника и нас продержали четверо суток на голодном пайке.
Потом направили в села - под надзор старшины.
Я с несколькими товарищами отправился в родное село Цхинулиси. По дороге
встречные крестьяне принимали нас за батраков. Узнав, что мы - рабочие,
высланные из города за неповиновение правительству, они проникались
особенным сочувствием, протягивали нам хлеб.
В деревне крестьяне расспрашивали нас, почему мы бастуем, чего
добиваемся. Я рассказывал своим односельчанам о жестокой эксплоатации
труда в железнодорожных мастерских, на заводах и фабриках, о штрафной
системе, лишавшей рабочего последних грошей.
Крестьяне слушали с напряженным вниманием.
35
Они понимали, что их положение не лучше, и с уважением говорили о
рабочих, поднявшихся на борьбу.
Само собою становилось ясно, что борьба рабочих за* свои права была в то
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 9 10 11 12 13 .. 24 >> Следующая