Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государста - Кочин Г.Е.

Кочин Г.Е. Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государста — Москва, 1960. — 469 c.
Скачать (прямая ссылка): selskoehozyaystvonarusivperiod1960.djvu
Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 232 >> Следующая


Люди Севера подробно перечисляли разработанные земельные пахотные угодья продаваемых сел: в каждый обработанный лоскут земли был вложен большой их труд, и потому они не забыли указать на эти «лоскуты», полосы, поля и маленькие «нольцы». Но купчие, меновые, духовные завещания — не занимательные рассказы, а деловые акты, поэтому землевладельцы Северо-Восточной Руси считали, что достаточно лишь ясно поименовать продаваемые села, деревни и пустоши: они дальше, чем участники сделок Севера Новгородской земли, стояли от разработки пахотных угодий, поэтому и были немногословны в характеристике этих предметов купли-продажи.

Уровень же земледелия в Северо-Восточной Руси п XIV— XV вв., по всем данным, был несравнимо выше, чем на Севере Новгородской земли. Поля в деревнях и селах Северо-Восточной Руси, конечно, были старше, больше по размеру и лучше по агротехнической обработке. И все же о полях, об основном земельном угодье каждой деревни, в актах XIV-XV вв. Северо-Восточной Руси прямо почти ничего не говорится. Указания на поля встречаются лишь по случайному поводу, причем уже не в актах о поземельных сделках, а в документах иных — в судных грамотах или списках, в правых грамотах, в межевых и отводных грамотах. Так, в одной из подобных разъезжих докладных грамот

223 См.: Материалы, иод словами «Куда топор и коса ходила». — I? актах Троице-Сергиева монастыря XIV—XV вв. отмечено свыше 150 слу чаев применения отой формулы (АСЭИ I, стр. 747), ие меньше и в других монастырях Севера (АСЭИ II, стр. 680; АСЭИ III, стр. 637). В то же время и актах Севера (ГВІІП, №№ 123—329) имеется лишь один такой случай (ГІШП, № 263), причем это акт Гледенского монастыря, т. е. района Великого Устюга. См. также: АСЭИ I, №№ 8 и 10 (более ранние акты — 1392—1427 гг.).

98 имеются указания на четыре поля, принадлежавшие разным лицам. Ясно вырисовывается картина трудовой жизни ряда смежных землевладельческих селений в одном из уголков Верейского уезда в середине XV в. Указания на деревни, расположенные в близком соседстве с отводимой межой, связаны с показом земельных угодий селений; среди них поля, ржище (т. е. поле, на котором только что росла и теперь сжата рожь), заполицы, поляны, две пустоши, селище (т. е. места существовавшей деревни и села).224 Эта картина типична не только для Верейского уезда, но и для других уездов Московского великого княжества в первой половине XV в., такой же осталась она и для конца XV в.

Любопытный случай прямого указания на естественное и обязательное наличие полей у земледельцев содержится в документе конца 20-х—начала 30-х годов XV в., относящемся к Нижегородскому уезду. Это жалованная тарханно-несудимая грамота нижегородского великого князя Даниила Борисовича Нижегородскому Благовещенскому монастырю. Ею устанавливался ряд судебных привилегий архимандриту монастыря, а также ограничивались и по-новому регламентировались права и действия судей на территории монастырской вотчины. Предусмотрена знакомая нам еще по Правде Русской процедура «гонения следа»: «А у кого учинится какова гибель, и хто пригонит какой след па монастырские земли на Мигино... х кому на чью землю, и государь тое земли, обрез у него возмет да следом ведет, а не сведет следу со своее земли, и гибелщик (т. е. потерпевший, — Г. К.) у пего обыщет двор и поля».225 В документе приведена картина сельского поселения, в которое привел след: в нем дворы земледельцев, к двору каждого живущего здесь земледельца обязательно примыкают поля, поэтому и обыск не ограничивается двором, а будет вестись и на полях земледельца, где могут быть и хозяйственные постройки последнего (овин и гумно, мякинница, ямы для хранения овощей и т. д.).

И тот и другой примеры показывают, что в Северо-Восточной Руси старые, регулярно обрабатываемые поля — явление совершенно обычное. Таких свидетельств немного, по они есть; число их умножилось бы, если бы судные дела, межевые, деловые грамоты и другие им подобные документы сохранились лучше. Купчие, меновныо и другие частные акты из фондов учреждений Северо-Восточной Руси хотя и уступают актам Севера Новгородской земли в части сведений о распаханной земле, но и они по-своему конкретны и содержательны. Не бессмысленна и часто встречающаяся в них формула «куда топор, соха и коса ходили», определяющая границы земель и угодий сел и деревень, являв-

224 Докладная разъездная грамота Илемеиской земле (ЛСЭИ I, № 257 (1455—1456 гг.), стр. 185—186).

225 АФЗ I, № 233 (конец 1420-х—начало 1430-х годов), стр. 204—205.

7* 99 ішіхся предметом поземельных сделок. «Куда топор ходил» —это лес, места разделывавшихся подсек и все лесные угодья; «куда коса ходила» — сенокосные угодья; «куда соха и плуг ходили» — пахотные угодья. В основе же этой формулы заложена глубокая мысль: каждому селению принадлежит то, что освоено трудом земледельцев — строителей данного селения.

Акты Северо-Восточной Руси уступают в количестве и конкретности сведений о пахотных угодьях. Землевладельцы, составлявшие акты, конечно, не имели и в мыслях того, чтобы рассказывать, как было организовано и как велось их хозяйство. Но все же, описывая то, что нужно было для них, они непреднамеренно, не ставя себе особой задачи, отображали важные явления хозяйственной трудовой народной жизни древности.
Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 232 >> Следующая