Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Русские клады - Корзухина Г.Ф.

Корзухина Г.Ф. Русские клады — Москва, 1954. — 226 c.
Скачать (прямая ссылка): ruskiekladi1954.djvu
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 139 >> Следующая

В XI в. положение остается в основном прежним. Подавляющее большинство кладов состоит из больших слитковых и денежных накоплений, тяжелых кованых золотых вещей и серебряных украшений. Все богатства попрежнему сосредоточены в руках богатой и могущественной феодальной знати. Но, наряду с крупными скоплениями ценностей, во второй половине XI в. появляются клады более скромные, принадлежавшие либо менее крупным представителям той же общественной категории лиц, либо представителям каких-то иных групп, вырвавшимся из общей массы рядового населения. Так, в кладе, зарытом около Староладожской крепости (60), было всего 2 слитка, немного монет и 8 маленьких кусочков рубленых украшений. Клад у с. Киково Волынской губ., (40) состоял из 3 шейных гривен, а в кладе близ Канева (33) было всего 2 браслета. Эти находки выглядят, конечно, маленькими по сравнению с рядом других кладов этого же времени, вес которых достигал 15—24 кг, а количество монет доходило до 4000 и более (Глубоцкое Могилевской губ., 36; р. Луппа Смоленской губ. 44; Полоцк, 48; Васьково, 50 и Демшина, Псковской губ., 51; Собачьи Горбы близ Новгорода, 55; Спанка, 56 и Боровская Петербургской губ., 58).
В XII—XIII вв. количество маленьких кладов, состоящих из нескольких мелких серебряных и бронзовых вещей, становится довольно значительным. Особенно много найдено их в Среднем Поднепровье и, в частности, в Киеве. Очевидно, это связано с широким развитием ремесла как в самом Киеве, так и в других городах Среднего Поднепровья, что несколько подняло жизненный уровень населения городов. Поэтому наряду
— 49 -
с городской беднотой здесь мог существовать слой и более зажиточных горожан-ремесленников, мелких торговцев, людей, связанных с обслуживанием княжеских и боярских дворов. В 1150 г. князь Владимир Галицкий прошел по Волыни, требуя с городов „серебро", грозя в противном случае взять город на щит: „Они не имеяхуть дати чего у них хотяше, они же емлюче серебро изо ушью и с шии, сливаюче же серебро даяхуть Володимеру. Володимер же поймав серебро и поиде, тако же емля серебро по всим градом, оли и до своей земли".1 Данный текст совершенно отчетливо свидетельствует, что в XII в. у рядовых горожан какое-то количество серебряных вещей действительно имелось. Незадолго до татар убор рядовых горожан стал еще более разнообразным, так как благодаря появлению имитационных формочек он пополнился целым рядом новых украшений, подражавших великолепным украшениям знати.
Небольшие, скромные клады появляются в это же время и в северных областях древней Руси. Эти клады содержат целый ряд украшений, сделанных местными сельскими ювелирами: пластинчатые и витые браслеты, семилопастные, ромбощитковые и простые височные кольца, витые перстни, шумящие подвески в виде птичек и баранчиков (Мужищево и Дягунино Тверской губ., 171 и 172; Шмарово Калужской губ., 155; один такой клад попал с севера в Поднепровье — Чернобыль Киевской губ., 139). Эти небольшие клады простых вещей из низкопробного серебра или бронзы, конечно, представляли определенную ценность, но не следует в их владельцах видеть представителей местной знати или особо состоятельных людей. В рядовых массовых могильниках тех же районов точно такие же украшения не только не составляют редкости, но на одном костяке их бывает даже больше, чем в кладе.
Украшения в небольших кладах Поднепровья связаны с развитым городским ремеслом, но есть и такие клады, в частности на Княжей Горе, которые состоят из одних или почти из одних простых проволочных височных колец (113, 114, 116, 118, 124). Чаще всего в таких небольших кладах оказывается всего несколько трех-бусинных серег, витой браслет, колодочки (Киев, ус. Десятинной церкви, 70 и 71; ус. Масютина, 79; ус. Софийского собора, 86; ус. Гребеня, 92; близ Скорбященской церкви, 93). Иногда клады бывают немного побогаче, и в них можно тогда встретить 1—3 гривны киевского типа, пару колтов с ажурной каймой, цепочки из пластинчатых звеньев, шейную гривну и даже мелкие золотые вещи: перстень, серьгу, тоненькие височные колечки (Киев: ус. Десятинной церкви, 75, ус. Трубецкого, 81, у б. Присутственных мест, 87; Каневский у.: Девичья Гора, 125 и 126, Черныши, 128, Пивцы, 130, Ключники, 131, Пишки, 132; Переяслав, 146). Но все эти клады и ряд других с еще несколько более разнообразным составом не идут ни в какое сравнение с кладами, состоящими из сделанных лучшими ювелирами золотых и серебряных украшений, чаш, богослужебных сосудов, акваманиллов, кусков парчевых одежд, расшитых жемчугом, и пр. Это — широко известные киевские клады с ус. Гребеновского (99), Есикорского (98), Лескова (80), Чайковского (96), с Б. Житомирской ул. 1880 г. (90), огромный Анненковский клад 1842 г. (65), ряд богатейших кладов с территории Михайловского монастыря 1824, 1887, 1906 гг. (107, 102 и 108), клады Чернигова, Рязани, Владимира и многие, многие другие. Это те клады, с которыми обычно ассоциируются наши представления о русских кладах домонгольской поры, „ларечная женская кузнь", „узорочье нарочитое, богатство резанское и сродников их киевское и черниговское", „злато", воспетое в „Слове о полку Игореве". Это сокровища бесчисленных киевских, черниговских, рязанских и иных князей и их бояр. Находки этих кладов, видимо, указывают места их дворов в городах и усадеб в сельских вотчинах (Сахновка и Мартыновка Каневского у. Киевской губ., 127 и 129; Святоозерский клад Черниговской губ., 152; Кутуковский клад 1673 г. Рязанской губ., 161; Селецкий клад Новгородской губ., 174 и др.).
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 139 >> Следующая