Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Русские клады - Корзухина Г.Ф.

Корзухина Г.Ф. Русские клады — Москва, 1954. — 226 c.
Скачать (прямая ссылка): ruskiekladi1954.djvu
Предыдущая << 1 .. 56 57 58 59 60 61 < 62 > 63 64 65 66 67 68 .. 139 >> Следующая

В заключение необходимо указать на фреску Боянской церкви 1259 г. в Болгарии, о которой говорилось выше (стр. 53). На этой фреске у жены ктитора севастократора Калояна Десиславы надеты колты, обнизанные крупными полыми шариками, т. е. именно того типа, который известен по колтам, сделанным из серебра.
Приведенные факты не позволяют согласиться с существующей датировкой XI в. украшений из серебра с чернью. Все данные об этой группе изделий с неизбежностью приводят к одному и тому же времени — ко второй половине XII—XIII в. В противоречии со всеми этими фактами, органически связанными друг с другом, стоит только один значок, вырезанный на обороте матрицы. Он уводит целую группу вещей совсем в другую эпоху, в другой мир. Для всей этой группы вещей среди памятников XI в. места нет. Разрывать же ее на части и искать в ней отдельные вещи, которые могли бы быть почти на сто лет старше всех остальных, равносильно недооценке значения характерного для каждой данной эпохи стилистически единого комплекса вещей, связанных в неразрывное целое не только между собой, но и со всем прикладным искусством своей эпохи.
НЕКОТОРЫЕ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ В ИСТОРИИ РУССКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО РЕМЕСЛА
К решению вопроса о том, кто были мастера, руками которых созданы все эти ценности, пришли далеко Не сразу. Русские буржуазные ученые, за редкими исключениями, не допускали мысли, что древняя Русь могла иметь свое собственное развитое, в том числе художественное ремесло. Представление о неспособности славян к производству даже простейших операций доходило иногда до абсурда—даже проволоку для височных колец, этого наиболее массового славянского украшения, готовы были относить к предметам ввоза, так что русскому мастеру, оставалось только делить ее на куски и сгибать в кольца. В конце XIX в. Н. П. Кондаков, впервые задавшийся целью систематизировать накопившиеся к тому времени русские древности, потратил немало труда, чтобы доказать славянское происхождение вещей в славянских курганах. „Все заключения историков о примитивном быте русских славян в эпоху основания ими государства, — писал он,—сделаны на основании буквально понятой морали начального летописца и явно грешат против всех свидетельств археологии".1
Но, отстаивая самостоятельность русского ремесла, Н. П. Кондаков отказывал славянам в способности к самостоятельному творчеству. Вечное ученичество, способность лишь к усвоению достижений соседних „культурных" народов—вот что оставлял он на долю славян. Основными учителями, формировавшими русскую культуру, были, по мнению Н. П. Кондакова, Византия и Восток. „То Сирия, то Персия, то Индия и Средняя Азия,—писал он,—выступают здесь своего рода руководителями русской культуры. Все дело в том, чтобы и нам самим, наследникам этой культуры, стать на истинную точку зрения теснейших родственных связей древнего населения европейской России с Азиею".2 Эти культурные влияния проникали в искусство древней Руси в результате обширных торговых связей, которым Н. П. Кондаков, как и многие другие, придавал огромное значение. Те области, которые не были ими затронуты, оставались якобы на очень низком уровне культурного развития. „Мы видим,—писал он, — у северян, древлян особое характерное оскудение: словно поток вещей, откуда-то прежде шедших, стал мелеть".'* В этот „поток вещей", шедших из соседних стран, включались все самые лучшие произведения художественного ремесла древней Руси. Из Византии через Херсонес ввозились сосуды, хоросы и другие предметы церковной утвари. С Востока же, по мнению
Н. П. Кондакова, шли ткани, серебро и все то, чему он не мог найти объяснения ни в византийских, ни в русских древностях.
Особенно упорно держалось, и отчасти держится до сих пор, мнение о широком ввозе вещей с арабского Востока. Так, В. И. Сизов утверждал как совершенно непреложную истину, что „в древнейший языческий период нашей истории предметы арабской индустрии, преимущественно из серебра... проникали в центральную и северо-западную Россию в весьма значительном количестве", что „происхождение или изобретение семизубчатых и семилепестных височных колец с полной достоверностью можно приписать арабам" и что лунницы Гнездовского клада дают „прекрасный материал для знакомства с арабской техникой серебряных изделий", декорированных зернью.4
Мысль об арабском происхождении вещей с зернью, принятая на веру и не подкрепленная абсолютно никакими примерами и доказательствами, оказалась удивительно жизнеспособной. Гораздо легче назвать имена ученых, не считавших серебряные с зернью вещи арабскими, чем перечислить всех тех, кто не избежал соблазна и признал их арабское происхождение.
Совершенно непонятно, каким образом в плену у этой старой теории оказался Б. А. Рыбаков, прославивший в своей замечательной книге о ремесле древней Руси уменье и труд русских мастеров. Вслед за
В. И. Сизовым, он к числу „даров Востока" отнес, например, семилучевые кольца. „Вместе с Сизовым,— пишет он,—можно предполагать их завозное арабское происхождение, так как никаких предшествующих местных типов украшений, к которым восходили бы височные кольца, указать нельзя".5 Появление в древней Руси зерни на вещах X в. он объясняет тем, что „искусство зерни, знакомое южнорусским племенам с VI—VII вв. по керченским образцам, в VIII—IX вв., благодаря притоку зерненых и сканных изделий с Востока, начинает широко прививаться на русской почве. Воспроизводятся арабские образцы и создаются свои местные формы".8
Предыдущая << 1 .. 56 57 58 59 60 61 < 62 > 63 64 65 66 67 68 .. 139 >> Следующая