Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Русские клады - Корзухина Г.Ф.

Корзухина Г.Ф. Русские клады — Москва, 1954. — 226 c.
Скачать (прямая ссылка): ruskiekladi1954.djvu
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 139 >> Следующая

Подытожим все сказанное о выборе места для укрытия ценностей. Ценности прятали как в пределах зданий (землянка, дворец, церковь), так и вне их (курган). Прятали их в печь, нишу, под полом, в ямке, выкопанной в полу землянки, в специальных тайниках, но, повидимому, чаще всего зарывали в землю, видимо, на своих усадьбах. К сожалению, места находки кладов во многих случаях дополнительно не исследовались, и поэтому неизвестно, всегда ли находки клада связаны с населенным местом. Только теоретически можно предположить, что вещевой клад, как правило, закапывался либо на поселении, либо неподалеку от него.
1 В. Г. Ляскоронский. Судьба одной археологической находки. ЖМНП, 1913, март, стр. 92; отд. отт., стр. 5.
2 М. К. К ар г ер. Тайник под развалинами Десятинной церкви в Киеве. КСИИМК, в. X, 1941, рис. 31—33.—Он же. К вопросу о саркофагах кн. Владимира и Анны. КСИИМК, в. VII, 1940, стр. 76. — Он же. Археологические исследования древнего Киева. Киев, 1950, рис. 79, 82, 104, 105.
’ Ф. Б. Раскопки В. В. Хвойко в Белгородке. Прибавл. к в. 57 ИАК, СПб., 1915, стр. 41.
— 15 —
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЛАДОВ
Русские вещевые клады домонгольского времени состоят почти исключительно из женских украшений. Состав большинства кладов неоднороден, так как входящие в них вещи разновременны.
Характер накопления вещевого клада несколько отличается от накопления клада монетного.
Монетой пользуются дольше, чем украшением. Происходит это не потому, что монета медленнее изнашивается (хотя и это имеет в некоторых случаях значение), а потому, что украшение переплавляют, когда оно выходит из моды, и переделывают в соответствии со вкусами нового времени. Монеты же, при отсутствии собственного чекана, раз попав в пределы древней Руси, имели хождение здесь и несколько столетий спустя после их выпуска. Поэтому хронологический диапазон вещевых кладов более узок, чем монетных.
Монеты легче, чем украшения, переходят из рук в руки, от владельца к владельцу. Поэтому накопление монет в чьих-либо руках происходит не в порядке выпуска этих монет. Нельзя себе представить, что в чьих-то руках скапливались сначала монеты VI в., потом VII, потом VIII, IX и X вв., т. е. что клад, состоящий из монет четырех-пяти веков, является суммой состояний нескольких последовательных поколений одной и той же семьи. В X—XI вв. в обращении могли быть монеты и IX, и VIII, и даже VII в., и поэтому, зарывая клад в начале XI в., владелец вполне мог положить в него только что полученную им монету
VIII или IX в. В нумизматической литературе было высказано мнение, что восточные монеты начали проникать в Европу вообще не ранее IX в. и что все более ранние монеты — VI—VIII вв. — попали к нам вместе с монетами IX и X вв.1
Накопление вещевого клада происходило совсем иным путем. Вряд ли можно представить себе покупку на рынке в XII в. антикварного украшения X или XI в. Накопление предметов личного убора происходило, повидимому, в основном в результате перехода ценностей по наследству. Самое большее, что можно себе представить в качестве исключения из этого правила, — это невыкупленный заклад (типа сделки Тешаты и Якыма2) или получение украшений в результате присвоения чужих ценностей (грабеж, конфискация). Лишь эти причины могли нарушить постепенное и последовательное накопление предметов личного убора. Наблюдения показывают, что если вещевая часть клада и накапливалсь в течение полутора-двух столетий, то между временем отдельных вещей нет больших интервалов. Нет таких кладов, в которых были бы вещи только X и XII столетий. В то же время в нумизматической части знаменитого вещевого Гнездовского клада 1868 г. (23) между временем монет имеются значительные интервалы. В нем оказались монеты VI в., затем сразу VIII и, наконец, X—XI вв. Отсутствие временных перерывов между вещами происходит, очевидно, оттого, что вещевой клад складывается не в результате скупки разновременных вещей, а в результате систематического пополнения убора рядом его владельцев, наследовавших фамильные драгоценности.
О таком переходе драгоценностей по наследству упоминает между прочим Ипатьевская летопись, описывая, как перед смертью князь Владимир Василькович Волынский „поясы золотые отца своего и серебряные, и свое, иже бяше по отци своем стяжал, все розда;.. . и мониста великая золотая бабы своей и матери своей все полья. ..“.3
Иногда в кладе древние вещи количественно преобладают над более новыми. В других случаях, наоборот, от древнего убора сохраняются отдельные разрозненные вещи, а основную часть клада составляют украшения более новые. В последнем случае можно предполагать, что время зарытия клада отстоит далеко от времени изготовления древнейших вещей. Однако нужно всегда считаться с возможностью переделки старых вещей на новые.
В отличие от инвентаря погребения, в котором количество предметов убора никогда не превышает того, что может надеть на себя человек одновременно, клад большей частью состоит из предметов нескольких уборов; к тому же, как правило, ни один из уборов не бывает полон. Кроме того, в погребении, при всей неполноте наших представлений о костюме по сохраняющимся металлическим частям одежды, все же видно, какие из украшений связаны с головным убором, какие из них украшают грудь, подол, руки, ноги и пр. В кладах же все эти вещи перемешаны. Фрагментарность убора, смешение нескольких уборов в одном и том же кладе, находка украшений вне связи с расположением их на костюме создают целый ряд трудностей в определении назначения отдельных предметов и в восстановлении убора в целом. Эта черта вещевых кладов приводит к тому, что мы до сих пор не можем понять назначение некоторых украшений и поэтому не знаем, какое место они занимали в уборе (например так называемые „аграфы“—трехбусинные дужки, цепи из бляшек на шарнирах и ряд других).
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 139 >> Следующая