Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 95 96 97 98 99 100 < 101 > 102 103 104 105 106 107 .. 211 >> Следующая


Предпринимается попытка восстановить прежние союзнические отношения с Данией и побудить ее вступить в войну против Швеции. Ей предлагают за это в будущем владение Дерптом и Нарвой. Нои здесь царил страх перед Карлом.

В 1707 году неофициального посла князя Б. И. Куракина направляют в Рим, к папе римскому. Не страдая религиозной нетерпимостью, Петр, в отличие от своих предшественников, предоставил кое-какие возможности для католиков в России. В Москве разрешалось исповедовать католическую веру, построить собор и т. п. Князь Куракин, напомнив об этом, просил папу не признавать Станислава Леишнского как ставленника врага Римской церкви, протестантского короля Швеции, В ответ было туманно заявлено, что Рим не будет признавать Станислава до тех пор, пока вся Речь Посполитая не признает его.

Наконец, вспомнили о Франции, стране, которая была больше всех заинтересована, чтобы Карл освободился от войны на востоке. Раз антифранцузская коалиция ни в чем не хочет поддер-
232

живать Россию, то почему бы не обратиться к ее врагу, тем более что Людовик XIV в 1703 году через своего специального посланника Балюза предлагал мирное посредничество? Весной 1707 года сразу по нескольким каналам передается просьба к французскому королю о посредничестве. Условия, на которых царь согласен заключить мир, были те же: Россия готова уступить все, кроме Петербурга и его окрестностей. Французский посол Ба-зенваль в Альтранштадте обратился к Карлу с соответствующим запросом.

Шведский король надменно ответил, что согласится на мир только тогда, когда царь вернет все завоеванное без всякого исключения и возместит военные издержки. Карл сказал, что он скорее пожертвует последним жителем своего государства, чем оставит Петербург в царских руках. Когда ему напомнили, что Россия готова выплатить денежную компенсацию за крохотную территорию на Балтике, Карл ответил, что он не продает своих балтийских подданных за русские деньги. Король, чувствуя себя на вершине военной славы, не проявлял никакой заинтересованности в мире и считал унижением любые мирные переговоры.

Характерно, что непримиримую позицию шведского короля современники легко понимали и считали совершенно естественной. Напротив, их озадачивала позиция Петра, готового вести страшную войну из-за одного Петербурга. Направляя своих дипломатов для ведения переговоров с целью мирного посредничества, Петр категорически подчеркивал, чтобы они и «в мыслях не имели» при этом возвращение Петербурга шведам. А ведь Петербург был тогда лишь небольшим скоплением деревянных домов на болотах с земляной крепостью и примитивной верфью. Правда, царь называл это селение «парадизом», то есть раем, из-за которого он готовился вступить в схватку с непобедимым полководцем! Такое поведение Петра, казавшееся непонятным и загадочным, уже вскоре будет для всех мудрым и замечательно смелым. Но загадкой до сих пор остается другое: почему Петр, зная о непреклонно отрицательном отношении Карла XII к мирным переговорам на условии сохранения за Россией устья Невы, предпринимал разнообразные и терпеливые дипломатические усилия, чтобы добиться мирного посредничества?

Возможно, что дело объясняется личными качествами Петра. Хотя все его царствование было почти непрерывной войной, он искренне предпочитал ей мир. Как пишет французский историк Роже Порталь, «Петр Великий был воинственным подолгу, но миролюбивым по темпераменту». Готовясь к смертельной схватке с сильнейшей армией, возглавляемой самым знаменитым
233

тогда полководцем, Петр стремился предварительно использовать любую, даже самую сомнительную возможность заключения мира. Однако почему же тогда царь не попытался перед началом Северной войны, инициатором которой он был, добиться возвращения старых русских земель на Балтике с помощью переговоров, выкупа, обмена и т. п.?

Некоторые зарубежные историки предполагают, что Петр, отдавая себе отчет в том, какое тяжелое испытание предстоит России, что исход этого испытания предсказать невозможно, что нельзя исключить и вероятность катастрофы, как бы готовил себе алиби. Пусть история и бог, в которого он верил, засвидетельствуют, что было сделано все возможное, что не упущено ничего, что не пожалели усилий для мирного решения жизненно неотложной проблемы России — для приобретения выхода к морю.

Ближе к истине все же, видимо, более рационалистическое объяснение. Целенаправленные усилия русской дипломатии были частично продуманной, запланированной, а частично интуитивно найденной Петром линией, дававшей максимально возможный эффект в деле внешнеполитической изоляции Швеции. Предпосылки для такой изоляции создавала война за испанское наследство. Союзники Карла XII, а ими были сильнейшие государства — Англия и Франция, фактически не выполняли своих обязательств, ограничиваясь временной поддержкой. Необычайное политическое возвышение Карла XII после Альт-ранштадтского мира создало ему ореол непобедимости. Но это не дало ему реальных союзников, даже напугало многих, особенно в Германии. Все хотели, чтобы свои завоевательные тенденции он обратил куда-нибудь подальше от Европы. Россия в этом отношении казалась очень подходящим объектом. Чем могущественнее выглядел шведский король, тем меньше шансов у него было на приобретение союзников, ибо его мощь в конце концов могла обратиться и против самих западноевропейских стран. К тому же в своей самонадеянности Карл серьезно пока и не искал союзников для войны с Россией, которая представлялась ему заранее побежденной. И в этих условиях мирная кампания русской дипломатии содействовала закреплению и усилению изоляции Швеции, поскольку ее повсюду истолковывали в качестве проявления слабости России, в борьбе с которой Карл, казалось, не нуждался в помощи.
Предыдущая << 1 .. 95 96 97 98 99 100 < 101 > 102 103 104 105 106 107 .. 211 >> Следующая