Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 101 102 103 104 105 106 < 107 > 108 109 110 111 112 113 .. 211 >> Следующая


О его эгоизме и чувственной распущенности ходили легенды. Хотя бы в этом отношении Карл XII был вне подозрений.

Всю свою одиозность фигура шведского короля приобрела из-за гигантских последствий совершенных им ошибок, и главной среди них — его решения уничтожить Россию и попытки осуществить такое решение. Оно было принято не по мгновен-
245

ному капризу; Карл много думал о нем, изучая новейшую карту России, подаренную ему злополучным союзником Петра — Августом II. Однако, кроме этой карты, Карл не изучал ничего. Вот как пишет академик Е. В. Тарле о роковом для шведского короля замысле: «Разрушение Русского государства, возвращение русского народа к временам не только удельных княжеств, но к временам полного политического подчинения этих удельных княжеств чужеземному игу (в данном случае не татарскому, а шведскому) — все это было несбыточной мечтой, обусловленной безграничным невежеством Карла и его соратников и единомышленников. Вычеркнуть из русской истории почти по.тгыся-челетия, одинаково решительно, не только игнорировать историю русского нарола, но и закрыть перед ним все его будущее, отбросить Россию навеки в моральную и умственную тьму безысходного политического порабощения все это ни при каких условиях не было осуществимо, если бы даже в России уже тогда не было гораздо больше жителей, чем подданных у Карла XII, даже если бы у России не было тех природных богатств, какие у нее были, даже если бы она не догнала так быстро шведскую военную выучку и технику, как она догнала ее в действительности, даже если бы Петр не оказался гением такой величины, каким он оказался».

Карл намеревался занять Москву и здесь продиктовать условия мира. Петр будет свергнут с престола и на его трон сядет преданный королю царь. Конкретно называлась кандидатура Якова Собеского. Псков, Новгород и весь север России станут шведским владением. Вся Украина, Смоленщина перейдут под власть польского короля Станислава Лещинского. Впрочем, в качестве его вассала на Украине будет править великий князь Мазепа. Южные земли России достанутся туркам, крымским татарам и тем другим, кто захочет принять участие в борьбе с Петром. При этом Карл XII рассчитывал получить еще поддержку русских князей, недовольных европеизацией. Подобно русским раскольникам и старому боярству, король Швеции выступал «за старину», собирался отменить все нововведения Петра, особеннолик-видировать регулярную армию. В беседе со Станиславом Ле-щинским Карл рассуждал о необходимости восстановления старого режима в России, об отмене всех реформ, о роспуске новой армии: «Мошь Москвы. — говорил король, — которая так высоко поднялась благодаря введению иностранной военной дисциплины, должна быть уничтожена».

Подобные замыслы можно было бы назвать бредом, порожденным манией величия, если бы вся цивилизованная Европа не
246

верила в их осуществимость. Европейские политики считали, что Карл, легко сокрушивший Данию, Польшу и Саксонию, с еще большей легкостью разгромит Россию. В новейшей работе американского историка Роберта Мэсси «Петр Великий» говорится, что с началом русского похода Карла и вплоть до Полтавы «государственные деятели всех стран с нетерпением ждали новостей о том, что Карл снова одержал победу и его знаменитая армия вошла в Москву, что царь низвергнут с трона и, возможно, убит в обшей суматохе неопределенности. Новый царь был бы провозглашен и стал бы марионеткой, подобно Станиславу. Швеция, уже хозяйка Севера, стала бы повелительницей Востока, арбитром всего, что происходит между Эльбой и Амуром. Холопская Россия распалась бы по мере того, как шведы, поляки, казаки, турки и, возможно, татары и китайцы отрезали бы от нее солидные куски. Петербург был бы стерт с лица земли, а побережье Балтики отобрано, и пробуждающийся народ Петра остановлен в своем развитии и повернут вспять в темный мир старой Москвы».

Вот с такими намерениями шведский король Карл XII летом

1708 года двинулся на Россию. Наступала решающая фаза борьбы, весь исторический смысл которой раскроется именно в это время. Война за возвращение балтийского побережья, начатая Петром в 1700 году, не всеми понималась как жизненно важная для государства задача. Теперь же события сами собой раскрыли смысл, существо, цель тех усилий и жертв, которые потребовал Петр от своих соотечественников. Речь шла о спасении существования России. Сознательно или инстинктивно это поняли или почувствовали все те русские, которые проявили в борьбе с жестоким врагом стойкость, мужество, героизм. Открывается одна из самых славных, самых героических и самых трагических страниц истории нашей Родины...

В борьбе против шведского нашествия проявились с особой силой те замыслы и стремления, которые давно уже выражала петровская дипломатия. Стратегия, понимаемая в широком смысле как замысел войны и его реализация, дипломатия как осуществление внешней политики не только неразрывно связаны, но и составляют разные стороны, формы одного процесса борьбы. Отделить их практически невозможно. Тем более в данном случае, когда высшее руководство и войной, и дипломатией концентрировалось в руках одного человека — Петра. Кстати, все это время, включая и день самого Полтавского боя, главные русские дипломатические деятели Г. И. Головкин, П. П. Шафиров,
Предыдущая << 1 .. 101 102 103 104 105 106 < 107 > 108 109 110 111 112 113 .. 211 >> Следующая