Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 146 147 148 149 150 151 < 152 > 153 154 155 156 157 158 .. 211 >> Следующая


Из-за этого главнокомандующему русскими войсками князю Меншикову пришлось действовать не столько в роли полководца, сколько в новом для него качестве — дипломата. По совету Петра ему предстояло осаждать город и крепость Штеттин. Снова требовалась артиллерия, которой в Померании у русских не было. Ее обещал прислать датский король, но заставить его выполнить обещание оказалось для Меншикова непосильной задачей. Бесконечные отговорки и проволочки Фредерика IV приводили князя в отчаяние, и он понял, насколько сложным
348

занятием является дипломатия. Меншиков писал царю: «Как родился, то еще никогда таких многотрудных дел не видел». В конце концов ему удалось получить сотню пушек от Августа II. и в сентябре 1713 года Штеттин был взят русскими войсками. Но теперь возникла головоломная задача: кому же отдать взятый город? На него претендовали Дания, Саксония, Пруссия, Голш-тиния. Петр, зная неопытность Меншикова в дипломатии, подробно инструктирован его, как поступать с союзниками. Особенно он подчеркивай важность союзнических отношений с Данией, с королем которой Меншикову не удалось найти общею языка, и он ж&товатся Петру на нечестность, неблагодарность и двуличие Дании. Петр разъяснял, что дипломатия требует терпения и осторожности: «Поступки датчан неладны, да что ж делать? а раздражать их не надобно для шведов, а наипаче на море; ежели б мы имели довольство на море, то б иное дело».

И все же Меншиков решил вопрос о Штеттине не в пользу Дании, которая была союзником, а в пользу Пруссии и Голшти-нии. Слишком велико было его возмущение систематическим невыполнением союзнических обязательств датским королем, чтобы учитывать его интересы. Решение Меншикова вызвало скандал. Фредерик IV направил Петру резкий протест, и царь обещал королю изменить некоторые статьи заключенного соглашения о Штеттине. Царь был очень недоволен действиями фельдмаршата, и ему удаюсь оправдаться с немалым трудом. Однако, забегая вперед, нельзя не отметить, что дальнейший ход событий оправдал Меншикова еше больше, чем его собственные объяснения. Дания остаюсь союзником столь же ненадежным, что и раньше. Но в значительной мере благодаря передаче Штеттина Пруссии стало возможным установить и с ней союзнические отношения. История короткой дипломатической деятельности Меншикова показала, насколько в дипломатии порой все является условным, относительным, зыбким, где никакие знания и опыт не заменят интуиции и удачи.

Что же касается Пруссии, то русская дипломатия давно уже тшетно добиватась, чтобы эта страна, превращавшаяся в самое крупное и важное из германских государств, сменила свою крайне двусмысленную политику в отношении России и Швеции на союз с Россией. В 1713 году умер король Пруссии Фридрих I. с которым Петр еше во время Великого посольства заключил дружественный договор. На престол вступил его сын Фридрих-Вильгельм. Новый монарх достойно продолжит хищнические и милитаристские традиции Гогенцоллернов. Правда, он словно в пику своему расточительному отцу войдет в историю как страш-
349

ный скряга; в отличие от отца, рабски копировавшего Версаль, он возненавидит все французское. Фридрих-Вильгельм презирал культуру и науку, даже запретил въезд в Пруссию иностранным ученым. Он считал философа Лейбница «никуда не годным человеком, который не способен даже стоять на часах». Зато он патологически обожал армию, и при нем сама Пруссия сделалась придатком армии, численность которой он резко увеличил. Крайняя грубость, жестокость, невежество дополняли его портрет.

В начале 1713 года Петр направился в Берлин для встречи с новым королем. Царь пытался выяснить, каковы шансы на привлечение Пруссии к борьбе против Швеции в составе Северного союза. «Нового короля, — писал Петр Меншикову, — я нашел зело приятна к себе, но ни в какое действо склонить не мог». Узнав, что новый король распродает картинную галерею и увольняет архитекторов, художников и других мастеров, Петр немедленно приказал направить в Берлин Брюса для приглашения их в Россию. Посол России в Берлине Александр Головкин (сын канцлера Г. И. Головкина) провел более обстоятельные и длительные переговоры и выяснил лишь, что сделать нового короля союзником будет стоить недешево.

Русская дипломатия продолжает действовать. Петр направляет в Копенгаген генерал-адъютанта Ягужинского (своего бывшего денщика), чтобы уладить неприятности из-за Штеттина и склонить Данию к участию в десантной операции на территории Швеции. Сначала Ягужинского встретили холодно, но затем в январе 1714 года король Дании вдруг предложил привлечь в Северный союз Пруссию, если она порвет дружбу с враждебной ему Голштинией. За это Дания соглашалась дать свой флот для высадки на шведской территории. Затем отпадает препятствие, которое сдерживало Пруссию, — ее нежелание воевать против Швеции: сами шведы напали на прусские войска в Померании.

В июне 1714 года Россия и Пруссия заключили договор о союзе и гарантии. Россия гарантировала Пруссии владение Штеттином, а Пруссия обязалась поддерживать все балтийские завоевания Петра. Таким образом, решилась проблема, над которой русская дипломатия трудилась с самого начала Северной войны.
Предыдущая << 1 .. 146 147 148 149 150 151 < 152 > 153 154 155 156 157 158 .. 211 >> Следующая