Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 148 149 150 151 152 153 < 154 > 155 156 157 158 159 160 .. 211 >> Следующая


Более того, объективные обстоятельства заставляют Лондон убеждаться, что открытая враждебность противоречит интере-
352

сам самой Англии. Она была жизненно заинтересована в торговле с Россией, получая от нее важные кораблестроительные материалы: лес, пеньку, парусную ткань и т. п. Но шведы начинают открытую торговую войну, захватывая в Балтийском море все суда, идущие в Россию. Только в 1714 году они конфисковали 24 английских корабля. Аиглия вступает в конфликт со Швецией, требует компенсации огромных убытков. Но Карл XII хочет ликвидировать всю балтийскую торговлю и издает «Каперский устав», то есть открыто узаконивает пиратство — морской разбой на Балтике. Весной 1715 года шведы захватили свыше 30 английских судов. Англичане вынуждены посылать военные корабли для зашиты торговли. На почве этих событий происходит естественное сближение русских и английских интересов.

Что касается Ганновера, то его все более соблазняет пример соседних государств, которые спешат растащить на куски отвоеванные города и земли шведской Померании. Курфюрст Ганновера мечтал округлить свои владения и получить выход к морю путем приобретения Бремена и Вердена, расположенных на реке Везер, впадающей в Северное море. Россия давно проявляла интерес к тому, чтобы привлечь и Ганновер к Северному союзу. Правда, в 1710 году удалось добиться лишь заключения договора с Ганновером о его фактическом нейтралитете. Это уже был сдвиг от Швеции в сторону России, хотя союза тогда и не заключили. Но реальность и близость вожделенной добычи побуждает и это государство активизироваться. В апреле 1714 года ганноверский министр Бернсдорф объявил Б. И. Куракину о желании курфюрста принять участие в дележе шведского наследства. За Бремен и Верден Ганновер изъявил готовность установить союзнические отношения с Россией, где это предложение, естественно, приветствовали. План Ганновера приобрел особую ценность, когда его курфюрст стал английским королем Георгом I. Правда, возникли препятствия со стороны Дании, также претендовавшей на Бремен и Верден, которая только в феврале 1715 года сняла свои возражения в результате настойчивых хлопот русского посла В. Л. Долгорукого. Для переговоров с новым английским королем в Лондон в ноябре 1714 года отправился чрезвычайным и полномочным послом князь Б. И. Куракин. Прежде всего он потребовал от канцлера Г. И. Головкина отстранения от переговоров русского резидента в Лондоне барона Шака и посланника в Ганновере Шлейница. Куракин писал из Лондона, что «каждый из них присылает доношения в самом обнадеживающем тоне, пишут то, чего я ни от кого не слышу; если их доно-
353

шения окажутся верными, то прошу, чтоб они те дела и оканчивали; а если мне делать, то чтоб другие не вмешивались».

Вскоре Куракин узнал о том, что предприимчивый барон Шак начал проводить личную дипломатию, вступив в переписку с министрами Дании, Ганновера, то есть устанавливал связи с государствами, где он вообще не был аккредитован. Куракин уведомил иностранных представителей, что «барон Шак вступает в дело как частное лицо, а не как министр царского величества, и в том его воля». Словом, произошла история, весьма типичная для находившихся на русской службе иностранных дипломатов, которые постоянно путали, кого же они представляют в своей дипломатической деятельности. Куракин потребовал отстранения барона от представительства России в Лондоне: «Я по своей должности доношу, что здесь лучше быть министру из русских, и потому что теперь к интересам царского величества присоединились дела имперские, причем иностранцы имеют собственные свои интересы; и потому что здесь англичанам министр из русских приятнее, чем из немцев».

Куракин, один из самых опытных и умных дипломатов Петра, не зря проявлял такую требовательность к людям, которым предстояло вести переговоры в Лондоне. Заключение договора с Ганновером само по себе было крайне ответственным и сложным делом. Однако в принципе оно уже решилось; подписание задерживала только позиция Дании. Переговоры в Лондоне одновременно открывали такую возможность, о которой боялись и мечтать. Существовал реальный шанс заключить союзный договор с самой Англией. Такой договор мог хотя бы на время кардинально улучшить дипломатическую конъюнктуру для России. И он был возможен в связи с явным сближением англо-русских интересов. Об этом Куракин обстоятельно писал Петру по поводу вступления на престол в Англии нового короля. Но использовать заинтересованность Георга 1 в приобретении Бремена и Вердена до конца сразу не удалось, поскольку его специфическое положение английского короля с урезанными правами предоставляло ему довольно ограниченные возможности воздействовать на собственно английскую политику. Договор заключили именно с Ганновером и с Георгом как его курфюрстом. Подписали договор не в Лондоне, а в Германии, в Грейфевальде 17 октября 1715 года.

По этому договору Петр взял на себя обязательство содействовать Ганноверу в присоединении Бремена и Вердена. Георг в свою очередь объявил войну Швеции и послал в Померанию шесть тысяч своих солдат. Он обещал также содействовать за-
Предыдущая << 1 .. 148 149 150 151 152 153 < 154 > 155 156 157 158 159 160 .. 211 >> Следующая