Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 180 181 182 183 184 185 < 186 > 187 188 189 190 191 192 .. 211 >> Следующая


Обе эти задачи были успешно выполнены. Как и в прошлом году, в конце апреля галерный флот высадил десант у города Умео, разорил его и много других населенных пунктов, деревень и удалился. А 28 июня отряд в 60 галер под командованием М. М. Голицына в проливе у острова Гренгам встретился с эскадрой шведского флота из десятка кораблей. Произошло сражение, в результате которого четыре шведских фрегата были взяты на абордаж и захвачены. Этот морской бой удалось выиграть, несмотря на близкое присутствие английского флота, что вызвало особое удовлетворение Петра.

Оказалось, что огромный англо-шведский флот совершенно напрасно бороздил волны Балтики. С равным успехом те 600 тысяч фунтов, в которые обошелся поход адмирала Норриса в

1720 году, можно было выбросить за борт английских кораблей.

Правда, ожидали, что к этому времени созреют плоды многолетних враждебных России усилий английской дипломатии. Они и в самом деле «созрели», и весь многосторонний антирусский блок, основанный Четверным союзом, Венским договором и «северным умиротворением», начинает с необычайной быстротой разваливаться на куски буквально на глазах. А разговоры об «изоляции» России служили лишь фоном, на котором особенно ярко выделялись факты укрепления ее международного положения.

Ни одно из европейских государств не только не захотело участвовать в военной авантюре против Петра, никто не заикнулся даже о разрыве дипломатических отношений. Более того, импе-
422

рия, которая весной 1719 года самонадеянно и грубо выдворила русского посла из Вены, спустя год ищет дружбы с Россией! 22 января 1720 года об этом заговорил сам вице-канцлер Шенборн. Еще бы. Четверной союз, державшийся на совместной войне против Испании, стал уже бесполезным для Вены. А «союзники», Англия и Франция, вели себя по отношению к императору совсем не по-союзнически. В Петербурге решили пойти навстречу пожеланиям венского двора, ведь за год до этого русские вовсе не хотели разрыва с Австрией. Теперь она опомнилась и искала дружбы с царем. В Вену отправился полномочный посол генерал П. И. Ягужинский. Там в мае 1720 года его встретили крайне любезно, предложив начать переговоры о заключении дружественного договора.

Бессильное раздражение Англии против России дошло до того, что ее дипломаты совершенно серьезно задумали захватить Ягужинского в Данциге по пути в Вену. Это придумал Джефферис, английский резидент в Петербурге. Тот самый, который за год до этого предлагал послать корабль под чужим флагом к Аландским островам, чтобы захватить русских и шведских участников проходившего там мирного конгресса! Насколько же несолидно велась дипломатия его величества короля Георга I.

Изоляция, причем реальная, а не мифическая, и не России, а Англии, обнаруживается и в другой важнейшей из европейских столиц — в Париже. В марте 1720 года туда явился сам Стэнгоп. еще пытавшийся спасти свою пресловутую «систему». Он потребовал от союзника присоединиться к декларации-ультиматуму России. Петру в ней предписывалось удовлетвориться Петербургом и болотами Карелии и Ингрии, а все остальное завоеванное вернуть под угрозой применения силы. В ответ Стэнгопу дипломатично, но довольно понятно объяснили, что Франция не может участвовать в этом интересном мероприятии не только по причине его несерьезности, но и потому, что она намерена предложить России свое доброжелательное посредничество в заключении мира со Швецией. Но Стэнгопу было уже не до северных дел. В мирных переговорах с Испанией Франция склонялась к тому, что следует вернуть ей Гибралтар, захваченный англичанами. А это было равносильно тому, чтобы вонзить нож в сердце истинного британца.

Не успел Стэнгоп уехать из Парижа, как по поручению регента русскому представителю барону Шлейницу дали понять, что Франция хочет заключить союз с Россией на условиях, которые Петр предлагал в 1717 году. Дело было серьезным, и Петр направляет в Париж с особой миссией П. И. Мусина-Пушкина с
423

заданием вступить в контакт с регентом втайне от Шлейница: царь имел основание не слишком доверять ему. Оказалось, что французы того же мнения, и аббат Дюбуа сказал: «Шлейниц — немец, оттого я ему мало верю». И далее он откровенно объяснил: «О котором деле мы с Шлейницем говорили — все, от слова до слова, в Ганновере, в Швеции и Вене известно. Кроме Шлейница, некому этого разгласить». В Петербурге и сами знали, что Шлейниц в основном защищает интересы прусского короля, находясь на русской службе. Но надежных и солидных русских послов Петру просто не хватало. Однако намечалось настолько серьезное дело, что Петр, естественно, думал послать в Париж князя Куракина. Французы же хотели вести переговоры пока в секрете от Англии, а Куракин — фигура в дипломатическом мире Европы слишком заметная. Тогда вместо отозванного Шлейница Петр послал в Париж В. Л. Долгорукого. Таким образом, еще один из участников Четверного союза — Франция встает как будто на путь сотрудничества с Россией. Оставалась Голландия, но она давно уже лишь формально числилась членом Четверного союза и занимала нейтральную позицию, поддерживая через Куракина хорошие, стабильные отношения с Россией. Итак, речь шла действительно об изоляции, но не России, а Англии и притом внутри созданного ею союза.
Предыдущая << 1 .. 180 181 182 183 184 185 < 186 > 187 188 189 190 191 192 .. 211 >> Следующая