Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 184 185 186 187 188 189 < 190 > 191 192 193 194 195 196 .. 211 >> Следующая


Петр все это предвидел. Поэтому к лету 1721 года его армия и флот были подготовлены, чтобы по-настоящему вторгнуться в Швецию и разгромить ее до конца. Но царь не хотел доводить до этого и поэтому приказал лишь вновь провести высадку небольших десантов. Галерный флот доставил к шведскому побережью 5 ООО солдат и казаков, и они беспрепятственно уничтожали заводы, склады, корабли. Шведские войска не осмеливались ока-
430

зывать серьезное сопротивление. И снова английский флот адмирала Норриса ничего не смог предпринять для защиты союзника.

Петр пустил в ход и методы дипломатического давления. Среди них важнейшее место занимало использование притязаний герцога Карла-Фридриха Голштейн-Готторпского, племянника Карла XII. Дело в том, что он претендовал на шведский трон и у него были сторонники в самой Швеции. Герцог давно уже искал покровительства Петра и сватался к его старшей дочери Анне. Петр демонстративно пригласил голштинского герцога в Петербург и в июне весьма радушно принял его. Это вызвало явную тревогу Фредерика I, который понял, что может в конце концов лишиться короны, если замедлит с заключением мира.

Петр лично руководил переговорами. Множество документов свидетельствуют о том, что Ништадтский мир — это прежде всего плод личной дипломатической деятельности царя. «Кондиции», или условия мира, «Премемория» — разъяснение этих условий, несколько рескриптов русским уполномоченным, собственноручные ответы Петра на запросы Брюса и Остермана, множество его указаний даже в отношении мелких деталей установления новой русской границы — все это, не говоря уже об устных царских повелениях, свидетельствует о его огромном личном вкладе в успех мероприятия, призванного достойно завершить 20-летнюю войну.

К сожалению, нет возможности подробно описать все происходившее, тем более что это сделано в специальных исследованиях. Отметим лишь некоторые характерные штрихи исторических переговоров. Прежде всего немыслимое упорство шведов в отстаивании совершенно безнадежных претензий. Вначале они вообще заявили, что «скорее согласятся дать обрубить себе руки, чем подписать такой договор». Однако подписали этими самыми руками. Но каких усилий это потребовало! Дело дошло до смешного: шведские представители, например, требовали, чтобы в перечне уступленных ими городов числился Петербург! Русская сторона не поступилась ничем. Более того, если в конце Аландского конгресса Россия соглашалась на временное, на 40 или 20 лет, присоединение Л ифляндии. то теперь она отходила к России навечно. В то же время русские представители пошли на уступки ради главного — скорейшего подписания договора. Россия уступила Швеции Финляндию, согласилась не настаивать на включении в договор претензий голштинского герцога, за Лифляндию выплачивалась двухмиллионная компенсация. Швеция получала право беспошлинно закупать русский хлеб и т. д. Но
431

представители России не пошли на заключение прелиминарного договора, рассчитанного на то, чтобы снова затянуть дело.

30 августа 1721 года Ништадтский договор был подписан. Между Россией и Швецией устанавливался «вечный, истинный и ненарушенный мир на земле и воде». Швеция уступила Петру и его преемникам в полное, неотрицаемое, вечное владение и собственность завоеванные русским оружием Ингерманландию, часть Карелии, всю Эстляндию и Лифляндию с городами Рига, Ревель, Дерпт, Нарва, Выборг, Кексгольм, островами Эзель и Даго.

Ништадтский мирный договор явился главным дипломатическим документом царствования Петра Великою, главным достижением его внешней политики. Это был не только успешный итог тяжелой и долгой войны. Ништадтский мир — признание плодотворности тяжких усилий всего русского народа, великий успех преобразовательной деятельности Петра. Получив сообщение о подписании договора, Петр выразил огромную радость, что «сия трехвременная жестокая школа такой благой конец получила», что никогда «наша Россия такого полезного мира не получала». В письме к послу в Париже В. Л. Долгорукому Петр пояснил свое сравнение Северной войны с «жесгокой школой»: «Все ученики науки в семь лет оканчивают обыкновенно; но наша школа троекратное время была (21 год) однако ж, слава богу, так хорошо окончилась, как лучше быть невозможно»

Эта оценка Ништадтского мира самим Петром требует особого внимания. Она прежде всего отличается поразительной самокритичностью, которая вообще была свойственна Петру по отношению к собственной деятельности. Но гораздо важнее в ней другая сторона дела. Петр говорит не просто об успехе вооруженной борьбы, о победе в русско-шведской войне; речь идет и о победе России над своей отсталостью. Северная война — это не рядовое, ординарное испытание сил разных стран, как, скажем, война за испанское наследство. Война имела уникальный характер, поскольку она была использована в качестве средства ускорения процесса внутреннего преобразования России, выходившего далеко за рамки необходимости усиления ее военной мощи. Но Петр говорит также, что обычный семилетний курс обучения России пришлось проходить за втрое больший срок, за 21 год. Это и дало основание В. О. Ключевскому вообще поставить под сомнение положительное значение как самого Ништадтского договора, так и всей внешней политики Петра. «Ништадтский мир 1721 года, — пишет историк, — положил запоздалый конец 21-летней войне, которую сам Петр называл своей «трехвременной школой», где ученики обыкновенно сидят
Предыдущая << 1 .. 184 185 186 187 188 189 < 190 > 191 192 193 194 195 196 .. 211 >> Следующая