Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 188 189 190 191 192 193 < 194 > 195 196 197 198 199 200 .. 211 >> Следующая

439

печальной закономерности только подтверждали злосчастную и пагубную для родины историческую судьбу русского дворянства.

Петр, создавая систему управления Российской империи, стремился вложить в нее то, что было смыслом самого его существования. Он направил, как справедливо пишет В. О. Ключевский, на защиту интересов государства «всю несокрушимую энергию своей могучей натуры». Но беда в том, что народ России эту благородную мысль не чувствовал и не знал. Реальную власть в правительственных органах, создававшихся Петром, получили представители господствующего класса, которым не было никакого дела до народного блага. Более того, они не понимали даже своей кровной сословной заинтересованности в успехе начинаний Петра. Дворянство, то есть тот класс, для блага которого фактически больше всего трудился Петр, помогало ему только из-под палки в переносном и прямом смысле этого слова. Мало было таких, кто видел смысл и необходимость в законодательной деятельности Петра. Даже его ближайшие соратники подавали пример в пренебрежении к закону.

Конечно, чувство долга в деле защиты интересов России против внешних врагов, на войне или на поприще дипломатической деятельности Петру все же удалось воспитать. Но по отношению к своему государству внутри страны те же люди поступали иначе. Сам иарь был воплощением невиданно самоотверженного служения интересам государства. А его соратники видели в нем лишь источник получения личных выгод. Закоренелая старомосковская традиция «кормления» за счет своей должности продолжает господствовать, и вся сила деспотической власти царя, вся его энергия оказываются бессильными в борьбе против пренебрежения законностью, особенно в борьбе с казнокрадством.

Петр издавал указ за указом, грозя самыми страшными карами. Однажды, узнав о новых фактах казнокрадства, Петр приказал генерал-прокурору Ягужинскому: «Напиши именной указ, что если кто и настолько украдет, что можно купить веревку, то будет повешен». «Государь, — ответил Ягужинский, — неужели вы хотите остаться императором один без служителей и подданных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой».

Больше всех воровал ближайший сподвижник Петра Мен-шиков, обладатель высших чинов, званий, должностей и несметных богатств. Он крал миллионами. С 1713 года светлейший князь непрерывно находился под следствием за свои открывающиеся одно за другим грабительские дела. Его заставляли вно-
440

сить в казну присвоенные деньги, но он не мог остановиться. Хотя от прежней дружбы его с Петром уже мало что осталось, Меншикову все же удавалось уцелеть. Иной была судьба других казнокрадов.

Губернатор Сибири князь М. П. Гагарин был казнен. На эшафоте кончил жизнь и обер-фискал А. Нестеров, разоблачавший многих казнокрадов, но проворовавшийся сам. В разных махинациях были замешаны Г. И. Головкин, Ф. М. Апраксин. П. А. Толстой и многие другие. Особо следует остановиться на деле вице-канцлера П. П. Шафирова.

Уже много было рассказано о дипломатической деятельности Шафирова, о ею заслугах перед Россией и перед Петром, хотя царь никогда до конца не верил в его преданность делу преобразования России. До поры ло времени император терпел неистребимую страсть Шафирова к интриганству, он даже использовал в дипломатии его непревзойденное умение затемнить сознание партнера изощренной хитростью. Но, видимо, чаша терпения переполнилась, когда Шафиров совершенно нагло стал проявлять полнейшее презрение не только к окружающим, но и к законам Петра, то есть, в сущности, к самому императору. Впрочем, уже достаточно говорилось о недостатках, пороках этого безусловно талантливого дипломата. Что касается хищений, то крупных дел за ним не обнаружилось. Его ставшая известной вина состояла лишь в том, что он выдал лишнее жалованье своему брату, да в бытность во Франции израсходовал какие-то казенные деньги на свои нужды.

По сравнению с делами Меншикова это были пустяки. Однако подвели Шафирова чудовищное самомнение и вздорный характер; при разборе дел в Сенате он не только учинил скандал, но и грубо нарушил регламент, за что и был предан суду в нарушение указа от 17 апреля 1722 года о соблюдении законов. А в указе Петра было сказано: «Кто оный указ преступит под какою отговоркою ни есть, то яко нарушитель прав государственных и противник власти казнен будет смертью без всякой пощады, и чтоб никто не надеялся ни на какие заслуги, ежели в сию вину впадет».

Высший суд приговорил Шафирова к смерти, и голова его легла на плаху, палач занес топор, но в последний момент Петр вопреки своему же указу пощадил приговоренного и заменил смертную казнь ссылкой. Наказание Шафирова ограничилось недолгим пребыванием в Новгороде. После смерти Петра он снова окажется у власти. В конце концов в печальной памяти царствование Анны Ивановны, которое было раем для сановных
441

воров, особенно из иноземцев, Шафиров станет президентом Коммерц-коллегии. На этом посту его наклонности к стяжательству получат полный простор, и он, по словам некоторых современников, превратит свое почтенное ведомство в «правительственный воровской притон». Так что на плахе его голова лежала как бы авансом...
Предыдущая << 1 .. 188 189 190 191 192 193 < 194 > 195 196 197 198 199 200 .. 211 >> Следующая