Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 < 2 > 3 4 5 6 7 8 .. 211 >> Следующая


Хотя некоторые и усматривают в этом некое нарушение пропорций, подобное распределение материала служит л ишь объективным отражением реально существовавшего положения. Ведь именно таким образом и распределялись внимание, энергия, воля и труд самого Петра. Если уж искать недостатки у С. М. Соловьева, то они скорее в эмпирико-описательном характере его произведения. Но в целом его конкретные оценки роли дипломатии в петровскую эпоху справедливы. Когда он пишет, как в разгар Северной войны «дипломатическая борьба загорелась с новой силой и далеко оставила за собой борьбу военную», то это знаменательное признание приоритета дипломатии в определенные критические моменты представляется совершенно обоснованным. Характеризуя международное положение России к 1718 году (а до зенита ее влияния было еще далеко), С. М. Соловьев с удовлетворением отмечает: «Прошло много лет, исполненных великих трудов, страшных бедствий и неожиданной славы... Сцена русского дипломатического действия охватила всю Европу, русские интересы переплелись с интересами Германии, Англии, Франции. Кто мог вообразить что-нибудь подобное лет восемь назад?»

Событий, превосходивших всякое воображение, при Петре и благодаря ему было немало. А это и оправдывает интерес к изучению эпохи петровских преобразований новыми поколениями. Советские историки создали много ценных исследований, посвященных эпохе петровских преобразований и конкретным
7

проблемам петровской дипломатии. Однако еше не предпринято попытки синтетического, комплексного изучения дипломатии Петра во всей ее целостности.

Вся система европейских международных отношений в XVII—XVIII веках являет картину сложного, противоречивого взаимодействия новых, нарождавшихся принципов и закономерностей со старыми обычаями феодальных времен. Вестфальский мир 1648 года вводит в практику принципы нового времени и открывает эту переходную эпоху. Если раньше участниками международных отношений были исключительно коронованные лица, монархи, то после признания независимости Нидерландов и Швейцарии ими становятся государства, страны, нации. Монарх в качестве субъекта внешней политики действует от имени государства. Серьезно ослабляется влияние теократического, религиозного фактора, внешняя политика отделяется от церкви, государства становятся светскими. Поэтому коалиции и союзы все чаше представляют собой смешение католических и протестантских стран. Для германского императора-католика врагом становится католик Людовик XIV, а друзьями — протестантские Англия и Голландия и т. п. Постепенно утверждается принцип государственного суверенитета, который уже не может, как прежде, ограничиваться надгосударственной духовной или светской властью папы римского или германского императора. Наконец, все страны, независимо от религиозной принадлежности, размеров, местонахождения, признаются равноправными.

Но эти прогрессивные принципы на практике оставались в основном идеалом, а действительные международные отношения чаше всего строились на старых феодальных обычаях. По-прежнему в дипломатических связях продолжает господствовать личностный фактор, и смена на троне государя часто приводила к изменению внешней политики. Внешнеполитическая стабильность, сохраняющаяся даже при смене соперничающих политических партий у власти, как это происходит в наше время, тогда была явлением новым, но уже реально существовавшим (к примеру, в Англии в моменты, когда виги сменяли партию тори и наоборот). Все это крайне усложняло дипломатическую практику тех времен, как сейчас усложняет работу историка дипломатии. Тем более знаменательна та поразительная способность к адаптации, которую проявили Петр и его сродвижники-дипло-маты. Петровская дипломатия использует новые принципы и превосходно ориентируется в феодально-династических интригах старого типа. Московская дипломатия обретает необычайную гибкость, и этим она в решающей степени обязана гениаль-
8

ной интуиции Петра Великого. Петровское царствование знаменательно тем, что в некоторых областях, например в создании флота, армии, отдельных отраслей промышленности, весьма значительное отставание было наверстано и преодолено в счита-ные годы. Совершенно аналогичный, если не более интенсивный, процесс происходил и в дипломатии.

Неизбежно возникает вопрос о нравственном уровне тогдашней дипломатии. Возможно, читатель будет шокирован описанием того, как в своей повседневной деятельности дипломаты использовали такие неблаговидные методы, как взятки, подкупы иностранных деятелей и т. д. Между тем тогда это вовсе не считалось зазорным. Моральные, этические принципы служили просто формой дипломатического красноречия. Для дипломата его частная, личная мораль не имела ничего общего с моральным содержанием его служебной дипломатической деятельности. Гарольд Никольсон, считающийся классиком буржуазной дипломатии, скептически замечая, что вообще «дипломатия не является системой моральной философии», писал о дипломатах XVII века: «Они давали взятки придворным, подстрекали к восстаниям и финансировали восстания, поощряли оппозиционные партии, вмешивались самым пагубным образом во внутренние дела стран, в которых они были аккредитованы, они лгали, шпионили, крали». Удивляться надо не тому, что русские послы везли с собой сундуки, набитые соболями и червонцами, что они давали взятки и подкупали иностранных сановников, а тому, что при этом они сохраняли убеждение в предосудительности таких действий и явно стыдились их. Исторические документы свидетельствуют о многочисленных проявлениях морального негодования петровских дипломатов и самого Петра по отношению к фактам наглого мошенничества, прожженного интриганства, обмана и лжи. В такого рода сентенциях сказывалась патриархальная наивность и нравственная девственность неофитов. Впрочем, они хранили ее не слишком бережно, ибо надо было жить, точнее говоря, России необходимо было выжить в среде сплошной враждебности.
Предыдущая << 1 < 2 > 3 4 5 6 7 8 .. 211 >> Следующая