Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Петр 1 - Молчанов Н.Н.

Молчанов Н.Н. Петр 1 — М.:Эксмо, 2003. — 480 c.
Скачать (прямая ссылка): petr12003.djvu
Предыдущая << 1 .. 203 204 205 206 207 208 < 209 > 210 .. 211 >> Следующая

472

привыкшие при Петре к уважению, которым была окружена могущественная Россия. А оно резко поубавилось, ибо иностранные дипломаты сообщали из Петербурга о том, что началась правительственная чехарда вокруг русского трона в борьбе клик и кланов за власть. Впрочем, некоторых русских представителей за рубежом радовало исчезновение жесткого контроля и твердого руководства Петра. Вот когда настала сладкая жизнь для любителей наживы. Если у власти оказался главный русский казнокрад Меншиков, то русские дипломаты могли больше не стесняться и брать взятки не хуже своих иностранных собратьев... Внешняя политика России постепенно утрачивает монолитную твердость великих замыслов Петра, она все чаще обнаруживает непоследовательность и слабость, хотя полностью ликвидировать петровское дипломатическое наследие было просто невозможно.

Сам факт, что Россия оказалась способной выдвинуть деятеля таког о масштаба, как Петр, достигшего немыслимого прежде усиления могущества России, имел необратимый характер. За границей больше всего опасались, что вдруг появится какой-либо достойный продолжатель дела Петра. Еще больше боялись, что самая крупная европейская держава будет увеличивать свою мощь такими же головокружительными темпами, как и при Петре. Этого, к сожалению, не произошло, да и не могло произойти. Ведь, в конце концов, сам Петр не творил чудес, а лишь смело использовал объективные процессы и обстоятельства, хотя для Европы он оставался поразительным и совершенно необъяснимым историческим феноменом. Советский историк К. Н. Державин писал: «Для Западной Европы первой четверти XVIII века Россия и Петр Великий были не всегда понятными, но ясно ощутимыми в своей особой и беспримерной масштабности проблемами мировой политики.

Кончина Петра послужила поводом для подведения итогов его государственной деятельности, а успехи России на мировой политической арене вызвали страстное обсуждение вопросов ее дальнейшего участия в решении запутанных проблем европейской политической жизни».

Нет возможности даже кратко разобрать тот поток литературы о Петре и России, который хлынул после его смерти и не иссякает до сих пор. Остановимся только на некоторых, самых общих ее тенденциях. XVIII век был веком Просвещения. В авангарде европейской политической мысли шли французские просветители. И они были выразителями передового европейского общественного мнения. Об одном из них, о Руссо, о его ошибочных, необъективных взглядах на деятельность Петра уже упоми-
473

налось в начале книги. Но верх брала иная, более справедливая и глубокая оценка петровских преобразований. Ее выразителем был Вольтер. Этот самый знаменитый из просветителей, в отличие от Руссо, являлся выдающимся историком. До создания книги о Петре он уже написал ряд крупных исторических произведений: «Век Людовика XIV», «История Карла XII», «Опыт о нравах и духе народов». При этом, работая над книгой «Россия при Петре Великом», Вольтер пользовался обширным кругом источников. Российское правительство предоставило в его распоряжение исторические документы, в том числе такие щекотливые, как материалы о деле царевича Алексея. К сожалению, нет места для подробной характеристики труда Вольтера. Поэтому ограничимся лишь мнением блестящего знатока творчества великого французского мыслителя и литератора — К. Н. Державина, который писал по поводу книги Вольтера о Петре: «...мы ощущаем присутствие на ее страницах русского народа, чей выход на арену мировой исторической жизни потряс сознание Европы. Народ этот занимает свое место и в географическом описании России, и в патетической картине строительства Петербурга, и в больших батальных полотнах Нарвы, Полтавы, побед на юге, мастером которых был Вольтер как историк-художник... В Петре I, несмотря на все свое пристрастие и всю свою интимную любовь к веку Людовика XIV, Вольтер обрел идеал своего исторического героя в исторической действительности».

Важно подчеркнуть при этом, что Вольтер объективен, и это обусловлено его представлением о долге историка. Сам он так выражал свое кредо: «Историк, который, дабы угодить какой-либо могущественной семье, хвалит тирана, — трус; историк, намеревающийся запятнать память доброго государя, — чудовище; сочинитель романов, выдающий свои выдумки за правду. — презренен».

Осуждающие слова Вольтера целиком и полностью могут быть отнесены к другому направлению в петровской историографии XVIII века, связанному с именем прусского короля Фридриха II. Это был тот самый монарх, по адресу которого Маркс писал: «Всемирная история не знает короля, цели которого были бы так ничтожны». К этому можно добавить, что для достижения своих целей он использовал самые гнусные средства. Снедаемый патологическим тщеславием, Фридрих злобно завидовал славе Петра, приобретенной им в Европе еще при жизни. Поэтому он приказал своему чиновнику, бывшему секретарю прусского посольства в Петербурге Фоккеродту, сочинить памфлет, осуждающий Петра. Фоккеродт пустил в ход фантазию, собрал все мыслимые и немыслимые сплетни и слухи о русском
Предыдущая << 1 .. 203 204 205 206 207 208 < 209 > 210 .. 211 >> Следующая