Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Покушение на Великую Победу - Старикова А.

Старикова А. Покушение на Великую Победу — М.: Эксмо, 2005. — 384 c.
ISBN 5-699-12834-4
Скачать (прямая ссылка): pokushenienavelikuupobedu2005.djvu
Предыдущая << 1 .. 104 105 106 107 108 109 < 110 > 111 112 113 114 115 116 .. 133 >> Следующая

312
генерал. Было нерасторжимое боевое братство. Мы вспоминали вновь и вновь
слова Петра: "Солдат - имя великое, почти святое. От последнего рядового
до первого генерала все мы солдаты". Братья по оружию, когда грудью
прикрывали своего товарища по оружию, командира, друга. Священное
братство по оружию. И высшей похвалой для молодого офицера, вот вроде
меня, было заслужить уважение своих солдат, которые мне в отцы годились.
Когда меня солдаты называли "наш взводный", я вырастал в собственных
глазах. Это похвала - заслужить название "наш взводный", это вроде как
отец, наш старший товарищ, наш батька.
С.Б. А сколько вам было в это время лет?
А.С. Двадцать. У последних взводных, которые еще живут, вроде меня,
последних взводных лейтенантов 45-го года, все это, конечно, в крови, все
это в их памяти. И, конечно, задача заключается в том, чтобы вот это
понимание нерасторжимого единства нашего, благодаря которому мы выиграли
войну, донести до молодого поколения. Вспоминаю годы учебы, у меня перед
глазами всплывает один день, когда нам на поверке зачитали сообщение о
гибели юного солдата Юрия Смирнова в 1944 году в районе Орши в
Белоруссии, захваченного при стремительном наступлении наших войск
немцами. Его пытали, выведывали сведения и в конце концов распяли на
Кресте. Нас тогда это всех потрясло. Эта жертва до сих пор меня жжет.
Таких новомуче-ников война знала много. Они страдали за Родину и за веру,
ведь даже само глумление фашистов пробудило вчерашних комсомольцев к
подвигу за Крест Святой.
Этой чистоты душевной сейчас не хватает всем нам. Мы погрязли: суета
сует нас заела, жадность, и многие не выдержали, никакого братства,
конечно же, нет. И вот смысл 60-летия, по моему разумению, с позиции
лейтенанта 45-го года, состоит в том, чтобы это братство было таким же
действенным, каким оно было в 1941 - 1945 годах. Надо его восстановить,
укрепить, охранять, преумножать, и тогда нам... море по колено.
313
С.Б. А как сложилась судьба вашей семьи?
А.С. Нет такой семьи, которая бы не потеряла близких во время этой
страшной бойни. Это даже сейчас ощущается. А в первые полвека после войны
это вообще бросалось в глаза. Помню нашу семью, помню свата - Василия
Бондарева, Прошедшего всю войну, у всех были потери. И наша семья
потеряла: старший брат мой погиб - Михаил Смирнов. Я-то уцелел почему?
Потому, что кончил училище одно, потом был направлен в другое как
отличник учебы. А после окончания учебы был оставлен преподавателем в
этом же училище, командиром учебного взвода в училище. Не попал на фронт,
была попытка решить это все по-сво-ему - я драпанул на фронт, но меня
вернули. Я осудил свой поступок как проявление донкихотства, выполнял
дальше свой долг. Потом, когда уже была капитуляция Германии, я написал
личное письмо Калинину с просьбой помочь мне выполнить свой долг перед
Отечеством и отравить меня сражаться с японцами. Не довелось. Брат мой
Борис был на Амуре, у него были боевые медали за отвагу, но я не знаю
деталей. Борис служил в морском Тихоокеанском флоте. А Миша - самый
старший. Миша окончил училище, он был перед войной учителем, кончил
десятилетку, устроился учителем. Потом, когда мы переехали в Новосибирск,
он был матросом на корабле. Потом был заместителем председателя колхоза
под Новосибирском, но совсем немножко - его забрали в армию, он был 1923
года. Его взяли в армию в ноябре или декабре 1941 года, он окончил
училище, Белоцерковское пехотное училище. И отправлен был на фронт. И под
Воронежем весной
1942 года он присылал мне оттуда несколько писем, фотокарточку свою. Там
были тяжелые бои под Воронежем, мы понесли огромные потери. И он там
погиб. Попытки найти какие-то следы не увенчались успехом потому, что там
была "мясорубка" такая, что не приведи Господь. Он командовал взводом,
лейтенантом был, но в пехоте, а пехота - царица полей, ее косили пуле-
314
метами. У нас ведь так и получилось, что в первые послевоенные годы 23
февраля стало праздноваться во всей стране как праздник памяти не
вернувшихся с войны. Это не был праздник торжественный, это была тризна.
Но потом, со временем, он стал более торжественным, менее печальным и
стал просто мужским днем. Это стало нашей национальной традицией.
После войны массового отхода от веры не случилось. Наоборот, очень
многие, прошедшие войну, пришли к Богу, к служению - стали священниками,
монахами, настоятелями монастырей. Однажды мне в начале 50-х годов
рассказывали друзья - боевые летчики, как они зашли в Киеве в храм, после
службы была проповедь священника, которая их очень тронула, и они,
сверкая орденами, подошли к батюшке и обратились к нему, сказав, что он
замечательно говорил о "жертве за други своя"! Батюшка не стал тратить
лишних слов, а снял облачение, и ребята увидели - боевые награды. Сейчас
среди священнослужителей Русской Православной церкви свыше двух тысяч
человек являются участниками Великой Отечественной войны. И я хотел бы
Предыдущая << 1 .. 104 105 106 107 108 109 < 110 > 111 112 113 114 115 116 .. 133 >> Следующая