Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Покушение на Великую Победу - Старикова А.

Старикова А. Покушение на Великую Победу — М.: Эксмо, 2005. — 384 c.
ISBN 5-699-12834-4
Скачать (прямая ссылка): pokushenienavelikuupobedu2005.djvu
Предыдущая << 1 .. 57 58 59 60 61 62 < 63 > 64 65 66 67 68 69 .. 133 >> Следующая

было политически необходимо, а во-вторых, из них надо было выжимать все.
И Сталин тоже не верил, я в этом не сомневаюсь. А требовать надо было! И
для своего же народа надо. Люди же ждут, какая-нибудь помощь еще будет
или нет? Для нас их бумажка имела громадное политическое значение.
Ободряла, а это тогда много значило.
Черчилль приехал и стал говорить, что вот они не могут, а я вижу, что
Сталин очень спокойно к этому отнесся. Понимал, что это невозможно. Но
ему нужна была эта самая бумажка".
Молотов, правда, считал, что 1943 год был реальным сроком высадки
союзников во Франции, но "День Д" наступил только утром 6 июня 1944 года.
К этому времени, как отмечают американские историки, "война вступила в
новую эру, и Черчилль, глядя на Европу, одним глазом следил за
отступающими немцами, другим - за наступающими русскими". Англия была
ближе к Европе, и "лоцман" переживал европейские события гораздо острее,
чем его партнер в Вашингтоне. В секретной переписке Черчилля и Рузвельта
последний неоднократно высказывал неудовольствие по поводу переговоров
британского премьера со Сталиным и Молотовым о послевоенном разделе сфер
влияния в Европе, в частности о разделе Балкан и уступке Румынии СССР в
обмен на английское влияние в Греции. Однако Черчилль упорно вел с
Москвой переговоры о разделе Европы. Черчилль даже поддерживав Тито, не
опасаясь его коммунистических взглядов, и только Польша была яблоком
раздора между Лондоном и Москвой. "Лоцман" не забывал, что "Англия
превыше
181
всего", помнил он и фразу, ставшую афоризмом: "У Англии нет постоянных
союзников, а только постоянные интересы". Война продолжала обескровливать
и истощать ресурсы Соединенного Королевства, а Рузвельт не торопился
предлагать Лондону свою помощь. Два полюса силы - богатая Америка и
колоссальная военная мощь СССР, разворачивающаяся на глазах Черчилля в
Восточной и Южной Европе, ставили его перед трудным выбором. Сейчас
кажется немыслимым, чтобы бывший яростный антикоммунист делил военно-
политические приоритеты в Европе за одним столом с тем, кого иначе как
"диктатором" он не называл. На что же рассчитывал Черчилль? Его интерес к
проблеме Европы, как отмечают американские издатели переписки Рузвельта и
Черчилля, носил прежде всего прагматический характер и лишь во вторую
очередь - идеологический. Удачный для "лоцмана", при гарантиях России,
раздел сфер влияния в Европе был, быть может, последним шансом не идти на
поклон к дяде Сэму и сохранить пошатнувшуюся мощь Британской империи.
"А Рузвельт верил в доллары, - рассуждал Молотов. - Не то что больше
ни во что, но он считал, что они настолько богаты, а мы настолько бедны и
настолько будем ослаблены, что мы к ним придем. <...> Когда от них пол-
Европы отошло, они очнулись". Рузвельт ревниво наблюдал, как Черчилль
пытается утвердить британский авторитет в оставшейся "пол-Европе", и
поэтому решительно воспрепятствовал вмешательству Лондона во внутренние
дела капитулировавшей Италии. Потерпели провал и попытки Лондона собрать
урожай за счет промышленности Германии. Черчилль поздно осознал выгоды
предложения американского министра финансов Моргентау о ликвидации
германской промышленности и превращении ее в сугубо аграрную страну с
развитым животноводством. Этот план лопнул как мыльный пузырь, вызвав
столь бурное возмущение оппозиции, что от него пришлось поспешно
182
отказаться. Кризис в Греции, которую Сталин "уступил" Англии в обмен на
Румынию, заставил Рузвельта и Черчилля обменяться резкими посланиями.
Американский президент, не одобрявший бесконтрольное хозяйничанье
англичан в Греции, резко отнесся к жестокому подавлению там
коммунистического восстания. Еше раньше англо-американским союзникам
преподнес сюрприз де Голль. Он отказал Эйзенхауэру в праве обратиться к
французам за поддержкой союзнической армии в Европе и не поставил свою
подпись на денежных знаках, которые администрация союзников хотела ввести
в освобожденной Франции. Не удалось договориться со Сталиным и о
дальнейшей судьбе Польши. Но последний гвоздь в идею Черчилля поднять
престиж и экономику Англии за счет послевоенного передела Европы был вбит
неожиданным приходом к власти левых сил в Румынии.
Вряд ли Черчилль обратил бы на это особое внимание, имей он
возможность приобрести для своей страны, понесшей немалые жертвы в борьбе
с фашизмом, жизненное пространство за Ла-Маншем. В 1972 году Молотов не
переставал удивляться: "Черчилль - один из руководителей победы, и до сих
пор не могу дать себе отчет, как могло случиться, что он в 1945 году
провалился на выборах".
Конечно, интересы истощенной войной Британии были для "лоцмана" выше
идей декларации об освобождении народов Европы, но только в том случае,
если интересы Англии в послевоенной Европе имели бы твердые гарантии.
Черчилль не мог слышать разговора между Сталиным и Молотовым,
проходившего в кулуарах Ялтинской конференции. Молотов предостерегал
Предыдущая << 1 .. 57 58 59 60 61 62 < 63 > 64 65 66 67 68 69 .. 133 >> Следующая