Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Открытия, войны, странствия адмирал-генералиссимуса и его начальника штаба на воде, на земле и под землей - Титаренко Е.М.

Титаренко Е.М. Открытия, войны, странствия адмирал-генералиссимуса и его начальника штаба на воде, на земле и под землей — Воронеж, 1988. — 271 c.
Скачать (прямая ссылка): otkritiyavoynistranstviyaamiralgenarilisimusa1988.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 97 >> Следующая

Сердитые хозяйки разгоняли мальчишек, звали Проню во двор, давали хлеб,
картошку, соль и, жалостливо кивая головами, кормили пшенным супом.
"Издалёку, отец?"
"Далеко, мйлая, далеко! От бога ж мы! - счастливо улыбаясь, быстро, но
внятно говорил Проня. - Отколь же быть? Земля, чай, от бога? Мы тоже!
Каменья, каменья - землица-то! Благода-ать! - Он вдруг пугался на
мгновение, торопливо шарил невидящими глазами по земле* хватал первый
попавшийся булыжник, ласково гладил его и, опять счастливый, повторял:-
Благода-ать!.."
Где он расставался со своими булыжниками, никто не видел, но отыскивал он
их везде - по дороге, у реки...
Чернобородый поднял голову и поглядел на сумасшедшего старика. Густые
черные брови скрывали выражение узко прищуренных глаз.
- Ну, и что же дальше?.. /
Старик выпрямился, взмахнул стиснутыми кулаками.
- Проклятый камень! Я видел его!
- Что толку, дурак... - сказал чернобородый, ковырнув палкой угли, так
что над костром взметнулось облачко золы.
- Тридцать лет! Но я видел эту речку! Я видел камень!
- Что проку, говорю?.. - как о чем-то надоевшем, опять повторил
чернобородый.
Старик даже задергался на своем чурбаке.
- Этот камень провалился! Но я найду его, ты увидишь. А не найду - обшарю
каждый ручей. Сегодня убедишься! Делалось прочно. Глухомань. Зало,
прихожая! Подземные хоромы! Милостисдарь!.. - передразнил кого-то старик.
- А что ж он, идиот-то этот, верующим был, что' на библию понадеялся? А?
- усмехнувшись, спросил чернобородый, медленно разминая выхваченную из
костра картофелину.
Приятели не дышали. Им нравилось, с какой серьезностью чернобородый
разыгрывал старика.
- О, где этот камень.. - повторил сумасшедший.-
17
Тут береза была... - Проня оглянулся. - Благода-ать!
Чернобородый бросил обгоревшую кожуру назад, в огонь, вытер пальцы о
телогрейку, достал из кармана кисет.
- А ты, случаем, не чокнулся тогда от радости? - неожиданно спросил он.
Но ответа Петьке с Никитой не довелось услышать, так как в этот момент
под локтем Никиты сухо треснула хворостина. Чернобородый разом вскочил на
ноги, шагнул в сторону затаившихся друзей и внимательно вгляделся в
кусты.
- Кто здесь? - спросил он голосом, от которого приятели поежились.
А чернобородый опять возвратился к костру.
"Жмем!" - шепнуд Петька. И сначала медленно, осторожно, потом быстрей они
отползли на несколько шагов прочь от костра. Потом от дерева к дереву,
бегом- в камыши. Наконец во всю прыть - через болото, к реке.
Дуэль
Чего уж не было на белоглинских дуэлях, так это примирения. Подобная
разновидность мушкетерской трусости была чужда белоглинцам. Не та эпоха.
Да и народ, видать, покрепче стал. Потому даже Колька тетки Татьянин
предпочитал смерть в бою примирению без боя, то есть чтобы пожать
протянутую руку - это ни в какую. Хорошо, правда, что никто еще и не
протягивал ее ни разу.
Когда Петька и Никита подошли к месту дуэли, Мишка и Владька уже
поджидали их. Но противники не стали упрекать друг друга. Холодно
переглянулись, холодно сошлись в центре поляны, чтобы измерить шпаги.
Каждый по очереди упирал свою шпагу острием в правую ладонь и прикладывал
рукояткой к плечу. У всех, за исключением Мишки, была норма. Мишка
сантиметра на два перебрал в длине, но Петька умолчал про это, только
сверкнул глазами сначала на Мишку, потом на Никиту: "Видел?" Никита
глазами ответил: "Ерунда".
Снова разошлись.
¦ Командовать поручили Мишке. Он скомандовал:
18
-Три... Четыре.
Поединки должны были начинаться одновременно, но не успели Петька со
своим противником сделать по шагу навстречу друг другу, как Никита вихрем
налетел на Мишку, одним ударом из-за плеча выбил у него шпагу, вторым
двинул ему между ребер, и на этом единоборство секундантов закончилось,
Мишка подобрал свое оружие, зачем-то скребанул в затылке и сел на
бугорок, рядом с Никитой, чтобы лучше видеть дальнейшие события.
Вообще-то Мишка умел драться, но, может, раскаивался, что его засекли с
двумя-тремя сантиметрами, может, не хотел вовсе уж портить отношения со
своими вчерашними друзьями или еще что - кто его знает. Раз есть
победители, должны быть и побежденные. У каждого своя гордость. Колька
тетки Татьянин, к примеру, еще считать как следует не научился, а уже был
сорок два раза убит на дуэлях. Это тоже не всякому дано.
Короче говоря, секунданты приготовились наблюдать, основные противники
начали сходиться. Владька - как достойный потомок каких-нибудь там графов
де ла Бе - приветливо улыбнулся и хотел сказать одну из мушкетерских
колкостей, но так как противник его шел молча, он тоже ничего не сказал.
Только улыбку потупил...
А бить разрешалось только в грудь, до пояса. Причем самый кончик шпаги
закруглялся во избежание укола. Прикосновение к груди в зачет не шло.
Засчитывался лишь удар, которого противник не мог оспорить.
Первый выпад сделал Петька. Но Владька отшатнулся, коротким ударом отбил
его шпагу вверх и сделал ответный выпад, так что Петька едва ушел в
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 97 >> Следующая