Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Акценты выпуск 1-2 - Гостева С.А.

Гостева С.А. Акценты выпуск 1-2 — Воронеж , 2003. — 124 c.
ISBN 5-900955-02-8
Скачать (прямая ссылка): akcentivipusk1-22003.pdf
Предыдущая << 1 .. 60 61 62 63 64 65 < 66 > 67 68 69 70 71 72 .. 124 >> Следующая

В статье «Л. Н. Толстой и О. Конт о науке» (1886. №5-6) Оболенский продолжает полемику со Скабичевским, который настаивает на том, что Толстой отрицает науку вообще. «Толстой, — по мнению Оболенского, — не только не отрицает науки, но больше, чем кто-либо другой, признает ее важность и значение для жизни»17. Дело в том, что писатель поставил вопрос о науке на почву личной морали, и на этой почве его взгляды становятся совершенно бесспорными. По мнению Толстого, служение народу науками и искусством будет только тогда, когда люди, живущие среди народа и как народ, не заявляя никаких прав, будут предлагать ему свои научные и художественные услуги, принять или не принять которые будет целиком зависеть от народа. Правило очень просто: «не бери у другого ничего даром, а взявши отдай». Толстой взывает: «не навязывай насильно другому твоей работы и не заставляй насильно содержать тебя, в ожидании каких-то грядущих благ, которые ты когда-то принесешь или принесут твои открытия через тысячу лет, а может быть и никогда, а между тем, тот, кто тебя содержит роскошно, иногда и хлеба не имеет.»18. Разве Толстой не прав? — вопрошает Оболенский. Все силы науки сейчас должны быть брошены на решение тех вопросов, которые нужнее «нашему бедному, коснеющему в дикости, невежестве и полуголоде многомиллионному народу».
66
О.А. Козлова • Л.Н. Толстой в оценкеЛ.Е. Оболенского
С этой же точки зрения писатель подходит и к решению так называемого «женского вопроса». Осуждая мнимый, фальшивый, безнравственный «интеллигентный труд» мужчин, Толстой видит, что есть женщины, «понимающие «женский вопрос» в том смысле, что надо добиваться прав на этот самый труд». Как же он иначе может отнестись к этому стремлению, как не отрицательно? По мнению Толстого, женщина, прежде всего, должна понять свое предназначение, которое заключается в том, чтобы родить человека, воспитывать его, влиять на его взросление, дабы обратить его к истинному труду. Писатель настаивает на том, что к этому не способны женщины, «занятые своими талиями, посещающие разные курсы, рассуждающие о психомоторных центрах». Оболенский готов поспорить с Толстым. Женщина, по мнению критика, только для того и должна ходить на курсы, чтобы «уяснить себе и назначение человека, и назначение женщины, чтобы сделаться сознательной и хорошей женой и матерью, сознательной воспитательницей своих детей, сознательной руководительницей и их, и мужа, а иначе, разве может оказать она какое-либо влияние на мужа, если взята им из милости?»19.
Издатель «Русского богатства» не может согласиться с высказыванием Толстого, что для женщины, если она не вдова, если она не закончила воспитание детей, достаточно прочесть Евангелие и «не закрывать глаз и ушей»20. Толстой, по мнению Оболенского, противоречит сам себе. Если для воспитания ребенка женщине достаточно прочесть Евангелие, зачем же он написал столько статей о религии, морали, опубликовал столько толкований, объяснений. Конечно, никто не спорит с тем, что Евангелие — величайшая из истин, величайшая из книг. Справедливо и то, что она учит основам жизни, смыслу жизни. Однако Евангелие не учит, как пахать и сеять, оно не учит, как пеленать, чем кормить ребенка, чему и каким способом его нужно учить, чтобы ребенок не только хотел делать добро и работать, но и умел работать. А уменье это, считает Оболенский, дается знанием научных законов, явлений мира внешнего и мира социального.
Насколько Толстой прав в других вопросах, считает издатель «Русского богатства», настолько здесь он ошибается. Оболенский уверен, что Толстой, «вдумавшись в этот вопрос, исправит свой промах и, со свойственной ему гениальной способностью, сумеет указать «нашим» женщинам настоящий выход»21.
В каждой своей работе о Толстом Оболенский рассматривает взгляды писателя не с какой-либо закрепившейся, устоявшейся точки зрения. Он рассуждает о Толстом, в первую очередь, как о человеке, который имеет полное право на собственные идеи, пусть даже ошибочные. Задача же критика внимательно и серьезно их проанализировать, исследовать, определить те личные причины, которые вызвали те или иные ошибки. Понять, почему так, а не иначе. Но ни в коем случае не судить. «Главное, — пишет Оболенский, — мы должны сравнить и сопоставить идеи одного выдающегося человека с идеями других выдающихся современников того же сорта, и тогда есть надежда, что все личное, т. е. принадлежащее индивидуальности и особому складу жизни гения, выделится, и явится остаток, освещающий жизнь общества с разных сторон, и притом с наибольшей глубиной, какой мы сами не в
силах достигнуть без особой, выдающейся проницательности гениев»22. Ошибка критики, да и публики состоит в том, что они хотят видеть в писателях непогрешимых пророков, а не найдя этого, начинают придираться, «браниться и плеваться». Подобное отношение, считает Оболенский, «есть чисто умственное детство». Критики забывают, что даже самый гениальный наблюдатель не может охватить всей жизни в ее целости. По мнению издателя «Русского богатства», необходимо помнить, что истина лежит в объединении и примирении итогов деятельности выдающихся современников, путем их строгого критического разбора, а затем синтеза. С подобной позиции Оболенский подходил к рассмотрению толстовских концепций.
Предыдущая << 1 .. 60 61 62 63 64 65 < 66 > 67 68 69 70 71 72 .. 124 >> Следующая