Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Магия комунникации Использования структуры и значения языка - Холл М.

Холл М. Магия комунникации Использования структуры и значения языка — Спб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2004. — 350 c.
ISBN 5-93878-120-5
Скачать (прямая ссылка): magiyakommunikacii2004.pdf
Предыдущая << 1 .. 83 84 85 86 87 88 < 89 > 90 91 92 93 94 95 .. 127 >> Следующая

Одним из центральных лингвистических маркеров идентификации является глагол «есть», который Дэвид Баурлэнд младший (Bourland Jr., 1991) назвал «божественным режимом» мышления и речи: «Вот это [есть] что!», «Это [есть] так!»*.
Таким образом, опасные глаголы «есть» принимают две основные формы: 1) «есть» идентичности («Я [есть]...», «Ты [есть]...», «Это [есть]...») и 2) «естъ»утверждения («Яблоко [есть] красное»). Для удаления («откачки») этих глаголов Баурлэнд создал процедуру E-Prime (см. Приложение Б).
Не все «есть» приводят к нездравомыслию. Когда мы используем формы этого глагола для обозначения процесса («Я сейчас [есть] на работе», «Он только что был здесь», «Завтра я буду этим заниматься») или существования («У меня есть эта книга»), он не причиняет никакого вреда. Он просто указывает на события и предметы, которые «выделяются» нашим восприятием.
* «This is that!», «That’s how it is!»
Кожибски отмечал, что процесс идентификации вытекает из 2Д1; самой формы нашего языка (субъект-предикат). Паттерны на-/ шего языка предполагают существование идентификации, так как когда мы формулируем свои основные высказывания, мы говорим об утверждении вещей. Это предполагает, что у нас всегда , есть базовый уровень существования, который имеет материальную природу.
Когда мы идентифицируем, разнообразие нашего поведения снижается, адаптация становится сравнительно жесткой, негибкой. Ее можно сравнить с адаптацией животных, что «не отвечает потребностям современного человека».
Кожибски также отмечал, что идентификация наблюдается при всех известных «психических» заболеваниях. Однако в мире процессов и неидентичности (где каждое событие является уникальным, единственным, абсолютным и неповторимым) ни один человек, «объект», ни одно событие и т. д. не могут быть «теми же» в различные моменты времени. Поэтому когда мы идентифицируем, мы создаем ментальную иллюзию. Мы создаем иллюзию зафиксированной и жесткой карты реальности. Идентифицируя, мы начинаем жить в бредовом мире собственных карт.
«В тяжелых случаях слабоумия наблюдается наиболее выраженная "идентификация". [Это] наводит на мысль о том, что любая дентификация, неважно, насколько слабая, репрезентирует фактор слабоумия в наших семантических реакциях. Все остальное — только вопрос степени этой неспособности к адаптации.» При идентификации мы приходим к ошибочному выводу, что то, что происходит внутри нас (например: понятия, представления, концепции) имеет объективное существование. В психологии мы называем данное явление «проекцией». Это означает, что мы идентифицируем и затем приписываем внешнюю объективность своему внутреннему опыту чувств, слов, понятий, значений ит.д. Это приводит к некоторым ошибкам в ментальных картах: заблуждениям, иллюзиям, галлюцинациям.
Метамоделирование идентификации
Чтобы поставить идентификацию под вопрос, бросить ей ¦ вызов и затем, осознав уникальные отличительные признаки реаль-| ности, провести деидентификацию, мы можем сделать следующее:
A. Провести экстенсионализацию.
Чтобы сделать ясными объекты ссылки, расширьте свои значения на внешний мир. Определяя объекты ссылки, вы предотвращаете идентификацию. «Что именно вам не удается?» «Как его переживание, заставило его напиться?»
Кожибски говорил, что экстенсиональный метод структурно имеет дело со многими определенными людьми, которые индивидуальны и обособлены. Мы можем провести экстенсионализацию посредством указания специфики (кто, когда, где, как, который и т. д.), проведения различий, использования дефисов и удаления из языка слова «есть» (E-Priming).
Б. Различить реальности.
«Идентичность» никогда не встречается в мире, поэтому отвергая само понятие «есть» идентичности, мы принимаем ориентацию на осознание фундаментальности различий и различения. Это позволяет нам обращать внимание на абсолютную индивидуальность событий и определять ее.
Как на самом деле различаются эти предметы, которые выглядят схожим образом и которые вы идентифицировали?
B. Индексировать слова при помощи времени-даты или пространства-положения.
Индексирование слова при помощи конкретного времени, места, человека, события и т. д. дает термину гораздо большую специфичность. Когда мы экстенсионализируем его таким образом, мы придаем больше ясности мыслям и выражениям. Следовательно, Наука [Аристотель, 300 лет дон.э.] коренным образом отличается от Науки [Эйнштейн, 1903]. В современной науке мы говорим об этом как об операцио-нализации своих терминов. Какое специфическое поведение, действия, ответы и т. д. мы увидим, услышим и почувствуем?
Мы индексируем при помощи индексов. Когда мы индексируем, в каждый момент времени мы имеем дело с абсолютно уникальными событиями. Люди и мир состоят из процессов, поэтому каждый Смит [1950 г.] отличается от Смита [1995 г.].
Такая индивидуализация помогает проводить различия. Депрессия [1991 г.] отличается от депрессии [1994
г.]; депрессия [Боба] отличается от депрессии [Сьюзан]. В процессе ин-
дексирования с помощью времени, мы указываем дату на- 2ДЗ ших вербальных высказываний. Мы можем аналогичным образом осуществлять индексирование и с помощью личности, места и даже процесса.
Предыдущая << 1 .. 83 84 85 86 87 88 < 89 > 90 91 92 93 94 95 .. 127 >> Следующая