Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Русское и немецкое коммуникативное поведение. Выпуск 1 - Стернин И.А.

Стернин И.А. Русское и немецкое коммуникативное поведение. Выпуск 1 — Воронеж, 2002. — 180 c.
Скачать (прямая ссылка): russkoeinemeckoekomunikativnoepovedenie2002.djvu
Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 88 >> Следующая

Буквальные русские переводы немецких высказываний (1) и (2) не являются их коммуникативными эквивалентами. Скорее наоборот, русское высказывание (2) в качестве записки к учителю звучит жестко и несколько вызывающе, а высказывание (1), не содержащее личного местоимения, обеспечивает успешную коммуникацию. Предпочтение варианта без личного местоимения в русской речи отмечается русскими грамматиками: "При наличии соотносительных конструкций в речи предпочитаются односоставные [определенно-личные предложения]" (Современный русский язык, с. 293).
Сказанное относится к употреблению местоимений 1-го и 2-го лица. Очевидно, при отсутствии личного местоимения Я-пространство деятеля (одного из собеседников) теряет четкость границ и становится более доступным для контакта - так возникает эффект доверительности и мягкости общения. Например, во время прогулки под луной уместен вопрос Видишь ту звезду?, но не Ты видишь ту звезду?. Опущение личного местоимения - один из способов разрядить обстановку в конфликтной ситуации. Допишите отчет, после этого можете убираться ко всем чертям звучит все же лучше, чем Допишите отчет, после этого вы можете убираться ко всем чертям, а в ответ на просьбу Дай прикурить безопаснее ответить Не курю, чем Я не курю. По нашим сведениям, личные местоимения особенно малоупотребительны в языке улицы. Очевидно, такое коммуникативное поведение является средством самозащиты, так как отводит возможную агрессию.
В научном стиле речи немецкое местоимение 1 -го л. ед. ч. ich вытесняет местоимение 1-го л. мн. ч. wir. Последнее воспринимается как устаревающее, но еще выдерживающее конкуренцию нового ich. Ср.:
Bei wiser er Untersuchung sind wir davon ausgegangen, dass...
(В нашем исследовании мы исходили из того, что ...) и
Bei meiner Untersuchung bin ich davon ausgegangen, dass...
(В моем исследовании я исходил из того, что ...)
Пожалуй, в русском научном стиле авторское мы (когда автор имеет в виду только себя) имеет более прочные позиции. При этом в обоих языках пишущие стараются по возможности избегать личных местоимений 1-го л..
В обоих языках личное местоимение 1-го л. мн. ч. может употребляться в высказываниях, которые фактически относятся только к собеседнику. Например:
104
Мы не будем так больше делать, да? (обращаясь к ребенку)
(Wir tun das nicht wieder, nicht wahr?)
Ну, как мы себя сегодня чувствуем? (обращаясь к пациенту)
(Nun, wiejuhlen wir uns denn heute?)
Русские и немецкие высказывания, одинаковые по форме, оказывают разное воздействие на слушателя. В русском языке шутливо-ироническое мы употребляется вместо ты или вы, "когда говорящий хочет подчеркнуть свое участие в чем-л., сочувствие кому-л." (Словарь русского языка, т. 2, с. 316). Немецкие толковые словари расценивают аналогичное употребление wir как признак непринужденности, раскованности речи (Duden 1996, с. 1746). Информанты же допускают высказывания с wir только по отношению к детям. По мнению информантов, обращение посредством wir унижает взрослого собеседника, так как подчеркивает его несамостоятельность. Таким образом, присоединение своего Я-пространства к чужому, наполненному какими-то событиями, для русских равносильно сочувствию, а для немцев - вторжению.
Говорящий по-немецки имеет возможность ввести в высказывание Я-пространство известного лица (или лиц), не указывая на это лицо посредством личного местоимения. Для этого используется неопределенно-личное местоимение man, которое, с одной стороны, представляет чье-то Я-пространство, а с другой стороны, защищает обладателя этого пространства от повторного прямого называния. Например, Du bist wohl eingeschnappt (Гы что, дуешься?) заменяется на Man ist wohl eingeschnappt (Мы, кажется, дуемся?) "для выражения дистанции, из-за боязни прямого обращения" (Duden 1996, с. 983, перевод наш - И. Б.). Русский эквивалент местоимения man в последнем примере - мы. С помощью этого местоимения говорящий не дистанцируется от собеседника, а, как упоминалось выше, "хочет подчеркнуть свое участие" (Словарь русского языка, т. 2, с. 316).
Man safi haufig am Feuer und dachte an nichts может быть понять по-разному:
(1) Сидишь, бывало, у огня и ни о чем не думаешь.
(1а) Я часто сидел у огня, ни о чем не думая.
(2) Мы часто сидели у огня, ни о чем не думая.
(3) Он(а) часто сидел (а) у огня, ни о чем не думая.
(4) Они часто сидели у огня, ни о чем не думая.
Референция местоимения man определяется предшествующим контекстом. Русскому языку, как видно из примеров (1) - (4), чуждо представление 1-го и 3-го лица как неопределенного, если лицо известно. Исключение составляют случаи, когда деятельность 1-го лица ед./мн. ч. может быть обозначена как говорение, например: Кому говорят! Тебя не спрашивают!.
Иносказание, которое русский язык допускает по отношению к 1-му лицу ед. ч. в примере (1), неприемлемо для немецкого: обобщенно-личное представление собственных прошлых действий в немецком языке невозможно. Поскольку обобщенно-личное значение в русском языке грамматикализовано, примеры типа (1) рассматриваются и при описании следующего уровня.
Предыдущая << 1 .. 44 45 46 47 48 49 < 50 > 51 52 53 54 55 56 .. 88 >> Следующая