Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Время в психике человека - Цуканов Б.И.

Цуканов Б.И. Время в психике человека — Астро Принт , 2000. — 221 c.
ISBN 966-549-318-3
Скачать (прямая ссылка): vremyavpsihikecheloveka2000.pdf
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 88 >> Следующая

Не менее сложным для физики оказался вопрос о направлении времени. Л. Больцман, исходя из второго закона термодинамики, ввёл понятие необратимости физических процессов (40). Он показал, что в основе необратимости лежит закон возрастания энтропии системы. Переход системы от упорядоченного к неупорядоченному состоянию наиболее вероятен, а обратный переход реально не существует. Исходя из этих соображений, Л. Больцман предполагал, что направление течения времени в физическом мире совпадает с направлением
16
увеличения энтропии систем. Несколько позже А. Эддингтон для обозначения необратимости предложил использовать "стрелу времени" (273). Но так же, как и с вопросом о течении времени, физика столкнулась с непреодолимой трудностью объяснить происхождение стрелы времени, исходя из законов своей науки (263). И. Пригожий считает, что физике "...надо сопротивляться попыткам объяснить "стрелу времени". Мы можем говорить о времени нашего рождения,о времени падения Трои, о времени исчезновения динозавров и даже о времени рождения Вселенной, но вопрос "как или почему началось время" ускользает от физики" (185: 19).
Не лучшим образом обстоит решение вопроса о различии между событиями прошлого, настоящего и будущего (210; 263). Ф.Хунд в статье "Время как физическое понятие" (156) отмечает, что это различие не находит отражения в общих законах физики, а выводится из специфического факта направления роста энтропии. В физическом времени нет настоящего. "Вообще не ясно, можно ли это "теперь" описать на языке физики, не говоря уже о том, чтобы объяснить. Всеобщего (физического) "теперь" не существует" (76: 278). Столкнувшись с трудностями проблемы времени в физическом мире, некоторые исследователи пришли к довольно пессимистическому заключению, "что последнего и окончательного ответа на вопрос "что такое время?" не существует и не может существовать" (263: 217) Другие считают, что нужно вообще отказаться от динамической концепции времени в физическом мире (156).
Возникшие сложности с физическим временем имеют несколько причин. Первая, как очень точно заметил М.К.Мамардашвили, состоит в том, что: "Время в физике предположено.'Оно не введено ею в рамки корпуса физических наук на основе собственного исследования" (146: 113). Об этом не физическом времени красноречиво свидетельствует ньютоновское определение, которое сродни кантовскому априорному созерцанию.
Вторая причина, логически связанная с первой, заключается в том, что для решения многих вопросов о времени физического мира, используется наблюдатель. Принцип относительности Галилея, есть, по сути, не что иное, как принцип, который зависит от точки зрения наблюдателя (263). Выводы из этого принципа настолько очевидны для здравого смысла (подчеркнуто нами, — Б.Ц.), что любой физик принимает их безоговорочно, даже не осознавая, что он тем самым занимает позицию наблюдателя. Наблюдатель был необходим не только
17
для того, чтобы постигать чувствами "при посредстве какого- либо движения" меру продолжительности времени. Он улавливал событийную последовательность в физическом мире: "раньше—позже", "до—после" и т.д. Чтобы объяснить "парадокс часов" в специальной теории относительности Эддингтон предложил ввести "точку зрения наблюдателя" (273). Наблюдатель оказался необходимым и для объяснения "стрелы времени". Фон Нейман (235) высказал предположение, что для решения вопроса о необратимости времени необходимо выйти за рамки физики и апеллировать к активной роли наблюдателя. Такой выход из проблемы неизбежно приводит к выводу, что "необратимость — не в природе, а в нас" (184:84). Столь смелое заключение повергло некоторых физиков в ужас (76; 185). Разделение времени на прошлое, настоящее и будущее следует искать в человеческом разуме, а не в физическом мире (76). Как видно, самая фундаментальная наука, "основа естествознания" (55), использующая строгие количественные методы, пришла к совершенно неожиданному для неё выводу: проблема физического времени неразрывно связана с познающим субъектом, ибо объяснение течения времени, его направления и необратимости следует искать в свойствах человеческой души, разума, сознания, о чём говорили Августин, Декарт, Лейбниц, Кант, Бергсон. He является ли этот вывод столь неожиданным для здравого смысла? Вовсе нет, если подойти к субъекту-наблюдателю как к системе с особым уровнем организации, открытой термодинамической системе, удалённой от состояния равновесия (55; 183; 184; 195). Именно в таких системах, исходя из особенностей второго закона термодинамики, возникает внутреннее время, оно начинает течь и становится необратимым (183).
Физика неизбежно пришла к тому, что время — ключ к понимал нию природы (184:252). Но этот ключ находится не в физическом мире, а в человеке. Если время и есть объект, то этот объект, говоря более строго, скрыт в самой человеческой природе. Во всяком случае, прослеживая цепочку "наблюдатель — динамика — необратимость — диссипативные структуры — нарушение симметрии времени — наблюдатель", Пригожин пришел к весьма замечательному выводу: "Мы начинаем с наблюдателя — живого организма, проводящего различие между прошлым и будущим, и заканчиваем диссипативными структурами, которые, как было показано, содержат "историческое измерение". Тем самым мы рассматриваем себя как высокоразвитую разновидность диссипативных структур и "объективно" обо-
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 88 >> Следующая