Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Сны Пушкинских героев и сон Святослава Всеволодовича - Николаева Т.М.

Николаева Т.М. Сны Пушкинских героев и сон Святослава Всеволодовича — М.: Гарант, 1995. — 19 c.
Скачать (прямая ссылка): snipushkinskihgeroev1995.pdf
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 .. 9 >> Следующая

В сне Марьи Гавриловны мы видим: 1) мотив падения в бездну; 2) мотив метели, снега, мглы; 3) мотив потери пути (наяву); 4) смерть близкого человека.
Близким к сну Татьяны по насыщенности этими «интертекстуальными» мотивами является сон Петра Гринева в «Капитанской дочке».
Приведем наиболее важные для нас фрагменты этого сна. «Мне приснился сон, которого никогда не мог я позабыть и в котором до сих пор вижу нечто пророческое, когда соображаю с ним странные обстоятельства моей жизни <...>
Мне казалось, буран еще свирепствовал, и мы все еще блуждали по снежной пустыне... Вдруг увидел я ворота, и въехал на барский двор нашей усадьбы <...> матушка встречает меня на крыльце с видом глубокого огорчения. „Тише,— говорит она мне,— отец болен, при смерти и желает с тобой проститься". — Пораженный страхом, я иду за нею в спальню <...> Я встал на колени и устремил глаза мои на больного. Что ж?.. Вместо отца моего, вижу в постеле лежит мужик с черной бородою, весело на меня поглядывая <...> Я не соглашался. Тогда мужик вскочил с постели, выхватил топор из-за спины, и стал махать во все стороны. Я хотел бежать... и не мог: комната наполнилась мертвыми телами; я спотыкался о тела и скользил в кровавых лужах... Страшный мужик ласково меня кликал, говоря: „Не бойсь, подойди под мое благословение"» (VI, 409).
В этом тексте сна представлены и объявленность сна именно как пророческого, и травестийность персонажей, превращение в бесовского двойника
406
Т. М. НИКОЛАЕВА
(см. выше об этом в связи с Онегиным). Основные мотивы «интертекста» представлены почти все: 1) потеря пути (наяву или во сне тоже?); 2) смерть близкого человека; 3) тема метели (бурана) — снега; 4) тема дома — родная усадьба; 5) тема смертного ложа; 6) тема холодного оружия — орудия убийства (топор); 7) мотив наполненности помещения мертвецами.
Итак, выше было рассмотрено одиннадцать снов, представленных в пушкинских текстах — как поэтических, так и прозаических. (Как уже было сказано, сон Берты в «Сценах из рыцарских времен» считаться сном в этом смысле не может.)
Что объединяет все эти сны?
Во-первых, эти сны пророческие. И даже сон Адриана Прохорова можно вполне считать провиденциальным — на уровне «Рождественских рассказов» Ч. Диккенса.
Во-вторых, они и объявляются как пророческие: это может быть сказано непосредственно в сонном тексте, может быть авторской ремаркой.
В-третьих, все они повествуют о мертвецах и о смерти, что не одно и то
же.
В-четвертых, в шести из них есть переклички со «Словом»:
упоминание о Баяне в сне Руслана, воющая и накликающая беду ночная птица в сне короля Стефана; сентенция о неотвратимости Божьего суда после сна Отрепьева; «Мое! Мое!» — в сне Татьяны; окровавленный Владимир на траве поля боя — в сне Марьи Гавриловны; описание злата-серебра и других богатств в сне Наташи.
Как представляется, внутренний «текст» этих снов может быть выявлен и описан посредством обобщающей символики метаязыка — подобно описанию структуры волшебной сказки у В. Я. Проппа. Мы выделяем два ряда событий. Ряд I — Тема смерти как процесса, изображаемого в сне. Она разделяется на I 1 — собственная смерть и I 2 — смерть другого.
Ряд И — внешние обстоятельства и происходящие явления:
II 1 — потеря пути;
II 2 — падение с высоты; /1
II 3 — тьма — мгла — метель — снег; J
II 4 — дом или некое помещение (телега у Луизы или храм у Стефана);
II 5 — застолье;
II 6 — нехристи — гости — мертвецы [мы в данном случае, опираясь на описание славянской народной культуры, позволяем себе объединять эти концепты (см. об этом подробнее: Невская 1993а)];
II 7 — золото — серебро — деньги;
II 8 — хохот или брань, обращенные к сновидцу (как сказано в одном из исследований, посвященных сну Татьяны, за столом мы видим «смеющуюся смерть»);
II 9 — тема смертного одра;
II 10 — холодное оружие как орудие убийства;
«СНЫ» ПУШКИНСКИХ ГЕРОЕВ
407
II 11 — тема пространства, заполненного мертвыми телами.
Как видно из перечней, компонентов обоих рядов, в снах описывается смерть на фоне смерти.
Представим описание каждого из снов в пушкинских текстах в системе введенных символов:
1. Сон Наташи — I 2 — II 1 — II 4 — II 7 — II 6 — II 8 — II 10;
2. Сон Руслана — (I 1) — II 2 — II 3 — II 4 — II 5 — II 6 — (II Ю);
3. Сон Луизы — (I 1) — II 4 — II 6 — II И;
4. Сон Стефана — II — II 4 — II 6 — II 10;
5. Сон Отрепьева — II — II 2 — И 6 — II 8;
6. Сон Алеко — 12 — II 10;
7. Сон Татьяны — I 2 — II 1 — II 3 — II 4 — II 5 — II 6 — II 8
— II 10;
8. Сон Германна — (0) — II 4 — II 5 — II 6 — II 7;
9. Сон Прохорова — (0) — II 3 — II 5 — II 6 — II 8 — II 11;
,! 10. Сон Марьи Гавриловны — 12 — II 2 — II 3 — II 9;
11. Сон Гринева — I 2 — II 1 — II 3 — II 4 — II 9 — И 10 — II 11.
Попьггаемся описать в этих же символах и сон Святослава Всеволодовича: I 1 — II 3 — II 4 — II 6 — II 9.
Какие же мотивы оказываются наиболее частыми, т. е. присутствуют в большинстве снов? Разумеется, это сама смерть в сновидении; кроме того, это — комплекс: потеря пути (включая и падение в бездну) + тьма, мгла, метель; тема дома; тема страшных гостей: нехристей-мертвецов (в том числе и наполняющих помещение, а не только сидящих за столом); тема холодного оружия.
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 6 < 7 > 8 .. 9 >> Следующая