Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Неуловимые мгновения - Кларк Р.

Кларк Р. Неуловимые мгновения — М.: Физкультура и спорт, 1975. — 192 c.
Скачать (прямая ссылка): neulovimiemgnoveniya1975.djvu
Предыдущая << 1 .. 35 36 37 38 39 40 < 41 > 42 43 44 45 46 47 .. 75 >> Следующая

Вечером на дистанции 5000 м меня немало удивило отсутствие какой-либо вялости. Лидируя большую часть дистанции, - я сознавал, что открыт для атаки, и, в самом деле, за 440 ярдов до финиша Петр Болотников, олимпийский чемпион 1960 года в беге на 10 ООО м, в конце концов обошел меня. Я ожидал, что и другие бегуны последуют примеру Болотникова, но этого не случилось.
Результат Петра — 13.38,6 был лучше олимпийского рекорда и всего на 3,6 секунды хуже мирового, принадлежавшего Владимиру Куцу. Я пробежал дистанцию на четыре десятых хуже, чем Петр, но показал самое лучшее свое время. Бельгиец Гастон Рулантс пришел третьим, а Мишель Бернар из Франции, спортсмен с большими претензиями, остался далеко сзади. Форма Петра Болотникова была загадкой, потому что всего десять дней назад он неудачно выступил в беге на 10 000 м, а неделю спустя после этих соревнований снова пробежал бледко. Возможно, у него болело ахиллово сухожилие.
106
Петр — очень сильный бегун, а после того как в рекордном беге на 10000 м пробежал последний круг за 57 секунд, он завоевал себе славу быстрого финишера. В Цюрихе его товарищем по команде был прыгун в высоту Валерий Брумель, который в схватке с поляком Эдвардом Черником прыгнул на 2 м 23 см, вызвав большое волнение среди публики.
На следующий день мне предстояло бежать 3000 м в Берне. Другие участники забега в Цюрихе отказались выступать. Будь я умнее, и я бы отказался. Никто, кроме меня, из стартовавших на 3000 м не выступал на 5000 м накануне вечером. Я вел себя крайне глупо. Мне следЬ-вало бы отдыхать на дистанции, уступив лидерство кому-нибудь другому, но вместо этого я повел бег и.держался впереди до тех пор, пока Симон Вазич, высокий нескладный югослав, не обошел меня за 250 ярдов до финиша. Он и победил с результатом 8.02,0.
Одно из воспоминаний о Берне связано у меня с великолепной полуторачасовой тренировкой в компании с одним швейцарским бегуном. Эту тренировку мы провели вдоль берега реки. Трасса была такой, что лучшей я бы не мог и желать.
Гастон Рулантс, чемпион в стипль-чезе; был моим гидом в Швейцарии. Мы стали хорошими друзьями. Гастон настолько популярен в Бельгии, что, когда проходило первенство мира по кроссу в Испании, туда вм&сте с ним приехал целый поезд болельщиков. Бывший детектив, он утверждал, что его опыт позволял ему распознавать мошенников, встречавшихся во время поездки, но это не помогло нам однажды, когда, возвратившись после тренировки в отель, мы не смогли принять ванну. Хозяйка гостиницы имела привычку закрывать ванную комнату о десять часов, а потом отправлялась к себе домой. В Европе, как я узнал, нужно всегда заказывать номер с отдельной ванной.
В Швейцарии я встретился с Хорстом Дасслером, управляющим фирмы «Адидас», производящей спортивную обувь. Он пригласил меня провести несколько дней у него в имении в Герцогенаурах, в Западной Германии. Я вел переговоры и с Джимом Кутом из лондонской «Дейли Телеграф». Джим хотел знать, заинтересует ли меня поездка в Англию, которую устроит Оксфорд. Поскольку мои следующие сревнования должны были быть
107
в Западной Германии после более чем недельного перерыва, я принял предложение Джима.
Тем временем Дасслер устроил для меня восхитительную поездку в своем мерседесе в Герцогенаурах, где я мог посмотреть фабрику его отца и увидеть своими глазами, как делаются известные шиповки фирмы «Адидас». Мое пребывание у Дасслеров, несомненно, было бы чрезвычайно приятным, если бы в первый день я не получил самую тяжелую травму за свою спортивную карьеру. Тренируясь в ближайшем лесу, я попытался взять холм, поскользнулся и очень сильно ударился коленом. В течение нескольких минут колено вспухло и стало трудно не только бегать, но и просто двигаться.
Дасслеры проявили максимум забот. Хорст немедленно позвонил врачу футбольной команды Западной Германии, намереваясь пригласить его в Герцогенаурах на оставшуюся часть недели для присмотра за мной. Однако доктор отбыл в отпуск. Тогда Хорст отвез меня в Нюрнберг за 40 миль, где осмотревший меня врач заявил, что лучшим лечением будет загипсовать колено на неделю, а затем начать прогревания. Я пришел в ужас. Это лишало меня всякой возможности продолжать тренировки. Тогда доктор пошел на компромисс и ограничился тем, что туго перебинтовал колено и запретил мне бегать в течение семи-восьми дней.
Как только мы с Хорстом возвратились в Герцогенаурах, я разбинтовал ногу, позвонил доктору Циммерману в Мельбурн, услугами которого я пользовался, и объяснил ему, в чем дело. В следующие четыре дня я заставлял себя выходить на футбольную площадку и бегать не взирая на боль. Сгибать колено было мучительно больно, но я пробегал круг, испытывая неимоверное страдание, затем круг отдыхал и пускался в новую энергичную пробежку.
В конце недели я вылетел в Лондон. Боль в колене не утихала, и было невыносимо даже сидеть неподвижно какое-то время. По дороге из Лондона в Оксфорд я трижды выходил из машины, опасаясь, как бы не затекло колено.
В Оксфорде Сэм Белл, массажист из местного клуба регби, взялся за дело. Он массировал мне колено в пятницу вечером и посоветовал делать упражнения и более частые прогревания утром. Я предупредил организаторов
Предыдущая << 1 .. 35 36 37 38 39 40 < 41 > 42 43 44 45 46 47 .. 75 >> Следующая