Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Неуловимые мгновения - Кларк Р.

Кларк Р. Неуловимые мгновения — М.: Физкультура и спорт, 1975. — 192 c.
Скачать (прямая ссылка): neulovimiemgnoveniya1975.djvu
Предыдущая << 1 .. 48 49 50 51 52 53 < 54 > 55 56 57 58 59 60 .. 75 >> Следующая

Я замедлил бег, и крики толпы побудили Рона выйти вперед. За два с половиной круга до финиша я пошел в полную силу. Рон держался в продолжение трех четвертей пути. Каким облегчением было, когда я перестал слышать хруст его шиповок за моей спиной!
Теперь для победы нужно просто устоять на ногах. Зрители, надеясь, что будет установлен рекорд, стали поддерживать меня, и их оглушающий рев не позволял мне слышать выкрикиваемое время. Я закончил бег с результатом 13.03,4 после слабоватого последнего круга за 63 секунды. Рон в 70 ярдах сзади едва выиграл у Миллса второе место.
Я был доволен, как и всякий раз, когда кончаются соревнования, и весело смотрел на предстоящие испытания в Европе.
Вылетев из Торонто, мы сделали остановку в Париже, перед тем как заказать билеты на самолет во Франкфурт, где мне предстояло выполнить кое-какие дела. В Париже узнали, что Мишель Жази установил новый рекорд Европы в беге на 5000 м, показав результат на
4 секунды лучше моего старого мирового рекорда. Я опередил француза примерно на семь дней.
Это был вызов. Мишель, возбужденный от установления мирового рекорда на милю {старый принадлежал Питеру Снеллу), выглядел даже более грозным противником на 5000 м, чем американцы и новозеландцы. Оставалось только выяснить, будет ли он состязаться со мной? Мишеля обвиняли, возможно несправедливо, что он избегает в последние годы соревнований и редко выступает за пределами Франции. Он ошибся в Токио, выбрав
138
5000 м вместо 1500 м из-за боязни проиграть Питеру Снеллу. Я мог понять, что всякий побоялся бы Питера с его стремительным темпом и железной выносливостью. Но будет ли Мишель готовиться к битее со мной? И если да, то на какой дистанции?
КАМПАНИЯ В ЕВРОПЕ
Работая и тренируясь в Западной Германии, я изучил европейский календарь соревнований и перестроил свою программу, выбрав соревнования, которые требовали минимума переездов (поскольку дорогу оплачивала моя фирма) и которые обещали максимально сильную конкуренцию. Мои дела стали более определенными, и я, наконец, понял, что мне нужно делать.
Наш первый визит предстоял в Турку, на родину великого Пааво Нурми. Там была волшебная дорожка, на которой Джон Лэнди установил мировой рекорд на милю. Я чувствовал, Турку может стать подходящим местом для атаки моего мирового рекорда на 10000 м, так что мы прилетели в Финляндию в волнующем ожидании первого состязания в Европе.
Из-за предполагавшихся изменений маршрута я должен был связаться с Австралией. Финская телефонная служба раздражает, когда нужно связаться на английском, и я был близок к отчаянию, пока, наконец, в 3 часа утра не дозвонился до нашего секретаря ААЮ мистера Артура Ходсдона. Мои опасения слегка улеглись. Ходсдон уже спешил исключить какое-либо недоразумение в Турку, послав телеграмму в Финскую ассоциацию, где санкционировалось мое участие в Турку, так же как и в Тампере. Однако мистер Ходсдон и президент ААЮ не были склонны делать дальнейшие изменения в моем первоначальном плане.
Нас поместили в Турку в летнем домике на острове накануне дня соревнований, и я никогда не проводил такой беспокойной ночи, как там. Из-за недоразумений с маршрутом, чтобы позвонить или ответить на вызов по телефону, в течение ночи (если можно назвать ночью ночь при незаходящем солнце) я переплывал на лодке пять раз туда и обратно. Наконец, в 4 часа утра лег в
139
комнате без занавесок и не мог заснуть, потому что сауна в соседней комнате не была как следует изолирована, и по стене шел пар. Хелен тоже плохо спала, обо всем беспокоясь. Наше знакомство с Турку было не очень радостным.
Однако худшее ждало нас впереди. Когда я увидел дорожку, то едва не лишился чувств. Это была не та дорожка, про которую рассказывал мне Джон Лэнди,— дорожка, лучшая в мире. Ее точно облили раствором для ловли мух. Когда я ступил на дорожку, нога прилипла к земле. Я спросил Дениса Йохансена, в чем дело, и тот ответил, что ее только что переложили.
Я бежал 10 000 м без большого энтузиазма. В забеге были еще пять участников, но ни один из них не мог составить мне компанию на продолжительное время. Это была тяжелая работа. Но зрители подбадривали меня, и между пятым и шестым километром я шел лучше графика примерно секунд на двадцать. Затем я замедлил бег и в конце начал борьбу за то, чтобы как-то улучшить свой рекорд. Мне удалось срезать 1,6 секунды с него, когда я финишировал, обыграв Матти Утрианена и Симо Салоранта. Это было весьма разочаровывающее выступление. Было ли дело во мне или в дорожке?
Через два дня на очередных соревнованиях в Тампере я почувствовал, что далек от своей лучшей формы. Выступление здесь на 5000 м стало одним из худших во всем турне, но опять-таки условия для бега оказались плохими. Маленькая трехсотметровая дорожка была мягкой, шел дождь и дул ветер. Я легко победил англичанина Джона Кука, показав 13.40,8. Это были большие усилия для посредственного результата.
В то время Гордон Пири тренировался с Яном Уилером, бывшим жителем Южной Австралии. Пири был его новым тренером. Он предложил мне потренироваться во Фрейбурге, где он провел значительную часть своей спортивной жизни. Фрейбург является центром западно-германской легкой атлетики, и там проживает физиолог профессор Гершлер, один из ведущих тренеров в мире. Его самыми видными учениками были Рудольф Харбиг до войны, Жозеф Бартель, победитель на 1500 м на Олимпиаде 1952 года в Хельсинки, и сам Гордон Пири.
Предыдущая << 1 .. 48 49 50 51 52 53 < 54 > 55 56 57 58 59 60 .. 75 >> Следующая