Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 6 7 8 9 10 11 < 12 > 13 14 15 16 17 18 .. 82 >> Следующая


К концу спектакля среди зрителей раздался плач, а кое-кто даже заголосил, отчего актеры, и без того пережимавшие в чувствах, и вовсе заиграли с надрывом. О том не ведая, Сергей попал в самую точку: мало того, что события, о которых шла речь в спектакле, были свежи в памяти людей, но, как выяснилось, именно такой случай произошел в Зеленой. Жениха забрали па фронт прямо со свадьбы, и оп сгинул, оставив молодую жепу непорочной вдовой.

Успех был полным, и зрители потребовали повторения. Спектакли устраивали чуть лп пе через два дня на третий, и стекались на них уже не одни только зеленцы. По вечерам шли из соседних деревень десятки людей, празднично одетые, целыми семьями. Так обычно ходили по воскресеньям в зелепскую церковь.

И вскоре Иван Васильевич Знаменский почувствовал конкурента в лице нового клуба, поставленного вот уж поистине лоб в лоб с церковью. Возмущало его и то, что клубом этим верховодит Сергей, а потому батюшка ходил по дому мрачный. Впрочем, возможно, он не стал бы открыто выступать против сына, но еще одно событие окончательно вывело Ивана Васильевича из равновесия.

Произошло оно перед самой масленицей и потому в тот веселый и хлебосольный праздник передавалось из уст в уста. Рассказывали, что в мячковской округе объявился стекольщик, забравшийся сюда на промысел аж из-под Смоленска. С ящиком своим ходил он из деревни в деревню, подправляя окна, пока, наконец, не направился в Зеленую. Стояли последние морозы, и стекольщик, закутавшись в овчину, медленно брел по зимнику. Уже затемно оп миновал мосток на Пахре, осторожно стал взбираться на кручу и уже почти добрался до верха, как вдруг прямо на него со стороны погоста выскочили двое — почти голые, только в трусах.

Стекольщик завопил: «Нечистая сила!» Бросил ящик, покатился вниз по склону, но чудом удержался посредине и с громкими воплями кинулся в село. Ои ворвался в крайнюю избу еле живой, полночи бил его колотун, и никакие объяснения хозяев, сообразивших, что это были младшие Знамепскпе, не могли успокоить мужика, поспешившего на следующий день убраться нз Зеленой.

С таким, как считал Иван Васильевич, срамом он уже не мог мириться. И однажды, когда вся семья оказалась в сборе, отец сурово обратился к старшему сыну.

— Ты, Сергей, разлагаешь младших. По селу нехорошие разговоры о нас идут.

Прошло уже почти два года с той первой ссоры, когда родители пытались вырвать Горю и Симу из-под влияния Сергея. Как много изменилось с тех пор! Сергей, хотя по-прежнему не вел хозяйственных работ, чувствовал себя в доме куда крепче. Два плотных под- ростка, у каждого из которых грудь уже начинала выгибаться колесом, — вот они, молодцы, сидят — были теперь на его, Сергея, стороне. А как почитали его в селе за создание театра! И, наконец, — об этом пока неизвестно отцу — на днях Сергея пригласили работать инструктором физкультуры на Володарку.

— А какие разговоры? Я ничего худого не слышал.

Иван Васильевич стал теребить свою густейшую бороду, которая была не только предметом его гордости, ио и средством устрашения инакомыслящих, придавая ее щуплому владельцу грозный вид.

— Чтобы детей священника с нечистой силой путали — такого отродясь не слышал. А все твои забавы.

— Отец, да ведь нечистой силы нет.

— Не богохульствуй! Сам не веруешь — среди младших смуту не веди. Сима как раньше пел? Сердце замирало! А теперь протараторит — и вон с клироса. Хорошо ли это? — Иван Васильевич не хотел открывать главную причину своего недовольства, но вдруг заметил, что младшие сыновья наблюдают за происходящим с любопытством. Не настороженно или выжидающе, а именно с безбоязненным любопытством, будто не про них речь. Это открытие потрясло батюшку. Ой тряхнул бородой: — Рядом с храмом божьим театр поставили! И кто?! Дети!

Но Сергей не хотел идти в штыковую атаку на отиа. Он чувствовал свою силу и решил отделаться шуточками:

— В этот храм, между прочим, французы лошадей на постой ставили, вы же сами рассказывали. И что? Сто лет после того в ней служат, да и сейчас никто церковь не закрывает. А что паствы поубавилось, что молодежь не на паперти толпится, а в клубе, в том своей вины не вижу. Я вам, отец, давно говорю: иной теперь век на дворе.

— Но почтения к родителям никто не отменял. — Отец, как вы можете! — не выдержал Серафим. И повернулся к Анфисе Ивановне: — Мама, скажите свое слово. Чем мы провинились?

— Иван Васильевич, голубчик, пе волнуйся. И правда, плохие ли у нас с тобой дети? — мама всегда была мягкой и больше всего на свете дорожила миром и согласием в семье.

Отец сердито теребил бороду. Мама замешивала тесто для пирожков с капустой. Георгий встал и сказал:

— Хотите послушать концерт?

Вышел в сени, приоткрыл дверь на улицу и громко кашлянул.

Первым откликнулся Кобчик. Он радостно заржал, стал егозить в сарае. Потом протяжно подала голос корова Красавка. Закудахтали куры, завизжал поросенок-Тимошка, и, наконец, счастливо тявкнул Медведь — обыкновенная дворняжка, прозванная так за сходство с увальнем-медвежонком. Вся дворовая живность пришла в восторг от Горькипого покашливания. Забота о пей почти полностью лежала иа Георгии, и любовь к нему со стороны животных была неописуемой.
Предыдущая << 1 .. 6 7 8 9 10 11 < 12 > 13 14 15 16 17 18 .. 82 >> Следующая