Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 9 10 11 12 13 14 < 15 > 16 17 18 19 20 21 .. 82 >> Следующая


В Казапское Сергей пе пошел, тут все ясно. Решил опробовать другой маршрут— по коренному берегу Пахры. Здесь тропинка внлась среди старых ветл, зарослей ивпяка и олыпапика, то и дело спускаясь в глубокие короткие овражки. «Трудный кросс», —- подумал Знаменский. On запыхался, двигаясь шагом. А каково бежать? И вдобавок сохранять ритмичное дыхание, о чем он непрестанно твердит Георгию и Серафиму?

Благодаря ежедневным записям в черпой тетради, Сергей мог контролировать занятия братьев и вел дело так, чтобы постояппо увеличивать нагрузки. «Пешком не ходите — бегайте!» — втолковывал он и радовался, что в селе за братьями утвердилась репутация <<бего- виков». Не имея серьезных и глубоких знаний, Знаменский был пропитан однои-единственной руководящей идеей: бегать, бегать и бегать, Ои не подозревал о существовании такого понятия, как техника бега. «Бегать без устали!» — этот девиз большими, жирными буквами начертал он на первой странице черной тетради, всей душой веря в его могущественную силу. Он рассуждал прямолинейно и бесхитростно: если человек с невероятным упорством иао дня в день делает что-то одно, его труд не может пропасть даром.

Но удивительно: если раньше Сергей твердо знал, ради чего заставляет братьев круглый год купаться, — чтобы вырвать нх из болезненного состояния, то теперь, когда эта цель была достигнута, он перестал задумываться над будущим. Девиз «Бегать без устали!» полиостью исчерпывал его «тренерские» интересы н стремления.

Но что для этого надо? В первую очередь научиться правильно дышать. Над этим он и бился. А, например, скорость бега его пе волновала. Он нн разу не попытался засечь время, которое требуется братьям, чтобы сбегать, скажем, в Жуковку и обратно, хотя мог бы попросить у отца карманный «Зингер». Зато встречал Георгия с Серафимом у околицы и, словно врач, нх осматривал: сильно ли устали? тяжело ли дышат? Братья сами выбирали темп движения и чаще всего бегали не насилуя организм, но тщательно следя за дыханием.

Выйдя к тяжинским каменоломням, Сергей прнсел на берегу Москвы-реки. Солнце уже клонилось на заречную сторону, к обеду он безнадежно опоздал, а потому и торопиться незачем. Смотрел, как вдали едут по мосту подводы, и с тихой радостью думал, что жнзнь его на-ковец вступает в нормальную колею. В семье спокойно, работой доволен. Пока он три раза в неделю ходит на Володарку заниматься с фабричными кружками. Но вот-вот там выделят новые средства на развитие физ-3-23 культуры, и тогда придется бывать в Казанском, наверное, каждый день.

Он, однако, проголодался. Встал и опять-таки не спеша пошел к дому. Но не полевой дорогой мимо Боровского кургана, а напрямик, через заливной луг, который не только весной, но и после осенних дождей частично уходил под воду, отчего зимой превращался в прекрасный каток, звавшийся почему-то Кругловкой. Вместе с другими ребятами Горька и Симка вставалй здесь на коньки, распахивали полушубки и, поймав в них ветер, словно под парусами мчались от Сосен к Москве-реке или обратно. Но сейчас на нетравленном лугу — его готовили к покосу — было сухо. Сергей задумчиво загребал лаптями траву и уже подходил к дому с позадей, как вдруг увидел, что из раскрытых плетневых ворот выезжает повозка. Серафим, стоя в ней, размашисто хлестал Кобчика. Лошадь выскочила на дорогу и помчала в сторону Верхнего Мячкова.

— Стой! Куда? Симка-а-а! — заорал во всю мочь Сергей и бросился наперерез.

— Больница-а-а! — донеслось до него, и он увидел, как Симка снова прошел хворостиной по спине Кобчика.

Сергей понял: что-то случилось с Горькой. Иначе запрягал бы он. Подбежал к воротам, которые закрывала Лиза, и та, ие дожидаясь вопроса, запричитала:

— Кобчик Горьке ногу раздавил. Кровищи-и! — и заплакала.

В доме царило смятение. Крестьянская жизнь так устроена, что сельский труженик испокон веку привык опасаться беды, и где-то в глубине души его вечно тлеет искорка тревоги. Осенью его заботит, будет ли снежной зима. Зимой он терзается угрозой весенних заморозков. Весной боится летней засухи. Летом обеспокоен, чтоб не было на жатву дождей. Круглый год проходит в непрерывных волнениях за судьбу урожая. Но кроме этих общих для всех переживаний каждый носит затаенную тревогу о себе и своих близких: не случилось бы чего. Ничто не ограждает деревенского жителя от множества опасностей, связанных с непосредственным и прямым противостоянием природе, — только собственные изворотливость и умение могут уберечь его. А это не всегда надежная защита. И вот слышит он что ни день: в соседней деревне кого-то молнией убило, в другой — кто-то утонул, в третьей — замерз, в четвертой — топором йогу разрубил, в пятой —пожар дотла, дети сгорели. И всякий раз при таком известии сжимается сердце: только бы своих миновало.

Но однажды и про него самого тоже начнут передавать из уст в уста: слышали-то, беда...

Вернувшийся из Мячкова Серафим успокоения не внес. Врач сказал, что случай тяжелый, и неизвестно, чем кончится операция. А делать ее придется наверняка...

Между тем жизнь продолжалась. Сергей теперь все чаще по утрам уходил в Казанское, возвращаясь оттуда лишь к ужину, а иногда и позже: он принялся за организацию на фабрике новых кружков. Помимо баскетбольного и плавательного, ему удалось создать даже акробатическую мастерскую — он назвал эту секцию «мастерской», ибо так именовались занятия акробатикой в студии Мейерхольда.
Предыдущая << 1 .. 9 10 11 12 13 14 < 15 > 16 17 18 19 20 21 .. 82 >> Следующая