Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 82 >> Следующая


Ввиду того что день был сырой, спортсмены переодевались не на улице, как обычно, а в небольшом одноэтажном помещении со звучным названием «павильон». Впрочем, и само переодевание носило условный характер: ребята просто сбрасывали рубашки и брюки. Специальные тренировочные костюмы для прохладной погоды существовали в воображении лишь таких невероятных оптимистов, как Папуас. Даже широкие из черного ситца шаровары, которыми владел тренер секции Сева Чулицкий, считались особым шиком. Сева вел легкоатлетическую секцию на общественных началах. Вообще-то, он работал метельщиком в управлении городских железных дорог — проще говоря, трамваев. Но, поскольку со школьных лет он занимался спортом, его и выбрали тренером. Сева был патриотом легкой атлетики и стадиона «Серп н молот». Как и все, кто занимался здесь, он называл его «своим». Он заходил сюда перед работой н после нее. Он гордился свонм стадионом: на нем была самая нелепая беговая дорожка в мире — длиной 378 метров. Очевидно, профсоюз сахарников, соорудивший ее, не придавал значення таким тонкостям, как общепринятые размеры спортплощадок.

Впрочем, стадион был расположен весьма удобно — в тихом и спокойном месте. Со стороны Садовой его прикрывал особняк знаменитых торговцев коньяком князей Джарджадзе, исчезнувших отсюда после революции, слева текла Яуза, а позади возвышался Андронни-ковский монастырь.

Стадион недолго назывался «Сахарники». Вскоре он перешел к рабочему клубу имени Астахова, революционера, убитого городовым на мосту через Яузу. А затем стал именоваться «Серп и молот». Все эти перемены происходили на глазах Севы Чулицкого, который, таким образом, стал как бы живой историей стадиона, что еще более поднимало его авторитет среди молодых спортсменов. Напяливая свои замечательные шаровары, Сева назидательно говорил:

— Сегодня разминку проведем в быстром темпе. Надо получше разогреться. «Октябрь уж наступил...» — Сева не успел блеснуть знаниями классики. Его отвлекли.

Открылась дверь, и в раздевалку вошел человек в матросской форменке. Он неторопливо оглядел павильон н спросил:

— Kro здесь инструктор?

Сева, который рядом с вошедшим выглядел чахлым 4—23 и маленьким, хотя на самом деле был слажен неплохо, ответил ие очень дружелюбно:

— Инструкторов здесь нет. Но если вам нужен тренер, можете говорить со мной.

— Да у меия разговор-то короткий, — вошедший по-деревенски растягивал слова и нажимал на «о». — Можно у вас бегом заниматься.

— Бегом?

Сева был поражен. Вообще говоря, он внимательпо относился к новичкам, считая, что среди них можно обнаружить таланты. Этому его научил случай с Борисом Цельевым, которого привели на «Серп и молот» футболисты. Парня представили тогдашнему тренеру секции Валентину Громову, и тот сказал Чулицкому: «Протащи его метров шестьсот». Сева, считавшийся мэтром, начал бег очень резво — он желал сразу показать свое превосходство, однако с удивлением обнаружил, что парень не отстает. Поддал еще — тоже не отстает. Снова увеличил темп — держится как привязанный. Сева хотел сделать завершающий рывок, но тут понял, что сам уже не в силах бежать. Так появился на стадионе Борис Цельев, ныне один из лучших средневиков Москвы. И потому Чулицкий с тех пор был очень внимателен к новичкам. Но сейчас, смерив взглядом мощную фигуру великовозрастного матроса, он с сожалением подумал: «Увы, это не Цельев. У Борьки такие длинные ноги, что в нем за версту угадаешь бегуна. А этому разве что ядро толкать».

Но Сева был вежливым человеком.

— Мне кажется, если судить по вашей конституции, вам больше подошла бы тяжелая атлетика.

— Возможно. Но я хочу бегать.

Чулицкому все стало ясио. Это один из тех энтузиастов легкой атлетики, которые, не имея подходящих физических данных, не надеясь на успех, годами ходят на стадион. В секции был такой «чайник» — Боб Порывкин. О нем сложили частушку: «Восемь лет я диск бросаю — результат один...» Однако Папуас, нимало не смущаясь своими сверхскромными успехами, продолжал занятия легкой атлетикой, ибо считал ее частью собственного существования. И, естественно, никому в голову не приходило отчислять его из секции: такие самозабвенно преданные спорту люди цементируют коллектив.

— А почему вы решили прийти именно к нам?

— Обращался в «Динамо» —не берут. В ЦДКА тоже не взяли. Говорят: принимаем только своих. А я тут неподалеку работаю. На Таганке, на заводе «Люкс», Может, для вас я «свой»?

На «Серпе и молоте» существовало правило — никому не отказывать в приеме, и Сева, вздохнув, закруглился:

— Ну что ж, приходите. Вторник, четверг, суббота. В шесть вечера. — И когда парень, поблагодарив, шагнул к двери, с последней надеждой спросил:

— Да, постой-ка. Ты куришь? Пьешь?

— Папиросами не балуюсь, а хлебного малость принимаю.

— Пить не положено. За это отчисляем немедленно.

Но парень, видимо, хорошо знал, чего он хочет.

— Не положено — обойдусь.

— Ладно, будьте здоровы, — снова вздохнул Сева.

— На это не жалуюсь, — морячок улыбнулся.

...Чулицкий имел обыкновение приходить на занятие секции раньше других. Но когда Сева появился иа стадионе в день очередной тренировки, по беговой дорожке уже трусил тот самый великовозрастный морячок. Теперь он был в трусах и майке, отчего фигура его выглядела еще более атлетической. Широкие плечи, сильные руки, ноги. А главное, что сразу бросилось в глаза Чилпцкому, это невероятных размеров грудь — вот уж поистине колесом. Казалось, человек глубоко вздохнул, набрал в легкие побольше воздуха да так и замер.
Предыдущая << 1 .. 14 15 16 17 18 19 < 20 > 21 22 23 24 25 26 .. 82 >> Следующая